Воскресенье
22.10.2017
22:23
Категории раздела
Поэзия [172]
Проза [106]
Юмор [14]
Юморески, пародии на казахстанских авторов, стихи.
Эссе [2]
Сказки [25]
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Апрель 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 369
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » 2016 » Апрель » 8 » Про Емелю и щуку-вошебницу Сказка в стихах
    06:52
    Про Емелю и щуку-вошебницу Сказка в стихах
    За деревней, у речушки,
    Проживал мужик в избушке;
    Жизнь его была не мёд,
    Воз забот он в гору прёт,
    Да печали гонит прочь,
    В той работе день и ночь;
    Жить ему иначе грех,
    В сыновьях проблема в тех,
    У него их трое, в ряд,
    Кушать мальчики хотят!
    Год за годом так и шли,
    Все сыночки подросли.
    Вот женился старший сын,
    Жизнь у сына без кручин,
    Средний сын жену привёл
    И работать стал, как вол!
    Жёны тоже при делах,
    Работёнка им не в страх,
    А потом они все в поле,
    Нет семье на отдых доли
    И, казалось, наконец,
    Радуй сердце ты, отец;
    Поживай без тех забот,
    Наедай себе живот!
    Да расстроен был старик,
    Прячет он печальный лик;
    Младший сын его, Емеля,
    Был ленивым в каждом деле!
    Эта нудная работа,
    Не совсем его забота,
    И жениться ему лень,
    В деле он одном кремень;
    Сытно, вкусненько поесть,
    Да на печь скорей залезть,
    Сутки спать на печке той,
    Чтоб до храпа, на убой!
    Так минуло восемь лет,
    Как-то осень встала в цвет,
    Всех в работу запрягла,
    Всем сейчас им не до сна;
    Лишь один Емеля спит,
    Сны он чудные глядит.
    Добрый вышел урожай,
    Закрома под самый край,
    От излишков вновь навар,
    Их сменяют на товар,
    А потом уж нет забот,
    Семью отдых зимний ждёт.
    День базарный наступил,
    На базар народ убыл,
    С сыновьями и отец,
    Погрузился, наконец.
    Дал Емеле он наказ,
    Самый строгий в этот раз,
    Чтоб невесткам помогал,
    Их ничем не обижал,
    А за помощь, посему,
    Обещал кафтан ему.
    Был Емелюшка согрет,
    Долго он глядел им вслед,
    А в деревню брёл мороз,
    Стужу раннюю он нёс.
    Наш Емеля влез на печь,
    Сбросил все заботы с плеч;
    Той минуты не прошло,
    Храпом домик сотрясло.
    Да невестушки в делах,
    При своих они правах.
    Этих дел невпроворот,
    Не смахнуть с лица им пот!
    Наконец, свистульки-трели,
    Тем невесткам надоели,
    К печке двинулись они,
    Слов своих не берегли:
    - Эй, Емеля, ну-к, вставай,
    Поработай-ка давай;
    Хоть воды нам принеси,
    Гром тебя здесь разнеси!
    Он сквозь дрёму отвечал,
    Им слова с печи швырял:
    - Неохота за водой,
    На дворе мороз такой,
    У самих же руки есть,
    Легче вёдра в паре несть,
    А тем, боле, задарма,
    Не свихнулся я с ума!
    Прорвало невесток тут,
    В бой они опять идут:
    -Что сказал тебе отец,
    Помогать нам, наконец?!
    Если ты пойдёшь в отказ,
    Пожалеешь, знай, не раз;
    Горьким выйдет тот кисель,
    Про кафтан забудь, Емель!
    И Емеля заюлил,
    Он подарки так любил,
    С тёплой печки стал вставать,
    Словом начал их хлестать:
    - Не орите на меня,
    Вишь, уже слезаю я!
    Разорались, дом трясёт,
    Мертвяка ваш крик проймёт!
    Он топор и вёдра взял,
    До реки трусцой домчал,
    Тут же прорубь стал рубить,
    Рот зевотою сушить;
    Нет в работе куража,
    На печи его душа!
    Прорубь долго он рубил,
    Выбивался весь из сил,
    Сделал дело, наконец,
    Полнить вёдра стал, делец;
    Уж ведёрки те с водой,
    А ему сейчас, хоть вой:
    "Ох, водичка, тяжела,
    Руки рвёт мои она!
    Только б мне её донесть,
    Да на печь скорей залезть"!
    Вдруг в ведро Емеля, глядь,
    Сих чудес не мог понять;
    Щука плещется в ведре,
    Тесно ей в такой воде!
    Тут Емеля рот раскрыл,
    Удивлён не в меру был:
    - Это ж надо, так попасть,
    Поедим ушицы всласть,
    И котлеток сотворим,
    Вечер славно посидим!
    Только молвит щука та:
    - Из меня горька уха,
    И котлеточки горьки,
    Боком вылезут они;
    Лучше слушай и вникай,
    Да на ум себе мотай!
    Возвратишь меня домой,
    Стану я тебе рабой,
    Все твои желанья, друг,
    Я исполню без потуг!
    Говорю тебе слова,
    Скажешь их, Емель, едва;
    "По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению...",
    И зови любой каприз,
    Будет вмиг тебе сюрприз,
    А сюрпризам тем, Емель,
    Нет конца, ты мне поверь!
    Поражён Емеля был,
    До ушей он рот раскрыл,
    Щуке верил и внимал,
    На печи душой лежал,
    Посему и двинул речь,
    Стал язык морозом жечь:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Сами вёдра пусть идут,
    Сами к дому путь найдут!
    Вдруг издал Емеля крик,
    Ловит он счастливый миг;
    Вёдра двинулись вперёд,
    Без его совсем забот;
    Шли тихонько, без труда,
    В них не плещется вода!
    Щуку в прорубь он пустил,
    Вслед за ними припустил.
    Заявились вёдра в дом
    И на место стали в нём,
    И Емеля место знал,
    Тут же печку оседлал,
    Храп по домику несёт,
    Никаких ему забот!
    Да невестушки не спят,
    Вновь Емелю тормошат:
    - Ей, Емелюшка, вставай,
    Наруби нам дров давай!
    Шлёт Емеля им ответ,
    Суеты в нём просто нет:
    - Я, извольте знать, ленюсь,
    Делать это не возьмусь!
    Вон, под лавкой, есть топор,
    Да и выход есть на двор!
    Те невестки сразу в крик,
    Не впервой им мять язык:
    - Обнаглел ты уж, Емель,
    Зададут тебе, поверь!
    Возвратятся вот мужья,
    Мы расскажем про тебя;
    Обижать не стоит нас,
    Про кафтан за нами глас!
    И Емеля шустро встал,
    Он подарки обожал:
    - Всё, невестушки, бегу,
    Отказать вам не смогу;
    Нарубить мне дров пустяк,
    Вам я, милые, не враг!
    Только женщины за дверь,
    У Емели шаг не мерь.
    Он на печь обратно, шасть,
    Начал речь в зевоте прясть:
    - По Емелину хотению,
    Да пл щучьему велению,
    Эй, топор, живей вставай,
    Поработай-ка давай,
    А потом домой опять,
    Моего приказа ждать,
    А дрова пусть в дом идут,
    В печку сами упадут!
    Ну, а я вздремну чуток,
    Этак, суточек с пяток!
    И топорик скок во двор,
    Стал рубить дрова топор.
    Нарубил он много дров
    И под лавку, был таков,
    Те дровишки в печку, прыг,
    Разгорелись в один миг.
    Шло за ночью утро вслед,
    В окна брызнул слабый свет,
    А морозец на дворе,
    Загулял по той поре!
    Огонёк дрова съедал,
    Аппетитом не страдал,
    Исходил запас тех дров,
    Под угрозой отчий кров!
    Вновь невестки кажут лик,
    Прут к Емеле напрямик:
    - Ты, Емеля, в лес езжай,
    Дров на вывоз запасай,
    И в отказ идти не смей,
    Собирайся, дуралей;
    Неровён ты нас обидишь,
    То кафтана не увидишь!
    С печки он тихонько слез
    И на дворик, под навес;
    В сани лошадь не не запряг,
    Развалился в них, чудак!
    Посмешил он здесь народ,
    Смех по улицам идёт,
    А Емеля в тех санях,
    С речью странной на устах:
    - Эй, людская простота,
    Отворяй-ка ворота!
    Вам, народец, доложу,
    По дрова я в лес спешу!
    Чудеса народ твори,
    Ворота пред ним открыл:
    - Ты, Емель, не тормози,
    Много дров домой вези!
    Рысью, рысью, да в голоп,
    Чтоб не бил тебя озноб!
    Смех волною покатил,
    Ту Емеля рот раскрыл:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Поезжайте в лес вы, сани,
    Возвратимся мы с дровами!
    С места сани сорвались,
    По дороге понеслись.
    Диву дивится народ;
    Сих чудес он не поймёт!
    Прикатил Емеля в лес,
    Обозначил интерес:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Ну-к, топорик, навались,
    До семи потов трудись,
    И с дровишками, домой,
    Я ж посплю часок-другой!
    Вмиг Емелюшка уснул,
    В ус себе совсем не дул,
    А топор был молодец,
    Погулял в бору делец;
    Был в работе голова,
    Бор пустил он на дрова,
    В сани скоренько убыл,
    В них топор чуток остыл.
    Сани двинулись домой,
    Те дрова в санях - горой,
    А Емелюшка в дровах,
    Спит, с румянцем не щеках!
    Оказался слух так скор,
    Царь узнал про этот бор.
    Возмутился он: - Наглец,
    Что за свинство, наконец?!
    Погубить мой бор в куски,
    Вправлю я ему мозги!
    Бьёт тревогу царь в набат,
    За Емелей шлёт солдат,
    И солдаты прямиком,
    Ворвались к Емеле в дом,
    Стали мять ему бока,
    Разбудили в нём зверька.
    Слёз своих он не скрывал,
    Всех их словом удивлял:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Бей их, палка, не ленись,
    Перед ними не срамись!
    С места палка сорвалась,
    До солдат тех добралась.
    Им, служивым, и не снилось,
    Впасть в Емелину немилость,
    И позора им не смыть,
    Убегали во всю прыть;
    Доложили о Емеле,
    Синяков сокрыть не смели.
    Возмутился государь:
    - Он воистину дикарь!
    Так избить моих солдат,
    Не пойдёт такой расклад!
    Во дворец его, к утру,
    Битым быть теперь ему!
    А Емеля, той порой,
    Позабыл про этот бой.
    Он печурку обнимал,
    Ни о чём не горевал.
    Вот за ночью, наконец,
    От царя к нему гонец;
    Офицерик - мокрый ус,
    С ходу он вошёл во вкус:
    - Одевайся, поскорей
    И до царских, до дверей!
    А Емеля, знай, лежит,
    Да под нос себе бубнит:
    - На указ мне наплевать,
    Царь ваш может подождать!
    Как на двор придёт капель,
    Соизволю к вам я, в дверь!
    Возмутился вмиг гонец:
    - Ты, Емеля, не жилец!
    Он покрепче сжал кулак,
    Наглецу влепил тумак.
    Пал Емелюшка с печи,
    Позабыл про калачи.
    Стал в обиде он бледнеть,
    Гном праведным гореть:
    - Ты же, братец,офицер,
    Мне, какой даёшь пример?!
    Но урок я сей, учту,
    Научу тебя уму!
    Офицер усы утёр,
    На Емелю вновь попёр:
    - Ты ещё и возражать,
    Служку царского пугать?!
    Я кому сказал вперёд
    И раскрой попробуй рот!
    Офицер рукой взмахнул,
    Тут Емеля психанул,
    Стал судьбу его вершить,
    Усмирять такую прыть:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Поработай-ка, ухват,
    Задай хаму во сто крат!
    И ухват давай летать,
    Служку царского долбать.
    Резво он к царю бежал,
    Сказ ему пересказал.
    Царь готов был вынуть меч,
    В гневе том он начал речь:
    - Кто доставит, наконец,
    Мне Емелю во дворец?!
    Чин пожалую тому
    И медальку, посему!
    Вмиг нашёлся хитрый бес,
    В душу он к царю залез,
    До невесток поспешил,
    Обо всем их расспросил,
    Про кафтан у них узнал
    И Емеле клятву дал;
    Мол, поедешь ты со мной,
    Ждёт тебя кафтан любой,
    Да ещё подарков много,
    На обратную дорогу!
    И Емелюшка раскис,
    На плечах его повис:
    - Поезжай-ка ты, гонец,
    Поскорее во дворец!
    За себя я поручусь,
    За тобою вслед примчусь,
    Свой кафтан заполучу
    И такой, какой хочу!
    Хитрый бес убыл без бед,
    Изложил царю секрет,
    А Емеля в думку впал,
    Он на печке рассуждал:
    - Как же я оставлю печь,
    У царя там негде лечь?!
    Долго он ещё сидел,
    Весь от думки той потел;
    Осенило разом, вдруг,
    Мысль его пошла на круг:
    - На печи поеду, так,
    А иначе мне никак;
    На своих-двоих ходить,
    Можно ноги повредить!
    Он не тратил много слов,
    Говорил, не знал оков:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Поезжай-ка, печь, к царю,
    А я сон свой досмотрю!
    Печка с места сорвалась,
    До дороги добралась,
    С ходу двинулась вперёд,
    Диву дивится народ:
    - У такого молодца,
    Чудесам сим, нет конца!
    Печка, знай себе, скользит,
    Из трубы дымок струит!
    Вот примчалось, наконец,
    Это диво во дворец.
    Царь картину эту зрел,
    На глазах у всех белел,
    Взгляд к Емеле обратил,
    Строго с ним заговорил:
    - Ты зачем же царский бор,
    Запустил под свой топор?!
    За поступок, сей дурной,
    Ты наказан будешь мной!
    Да Емеля не дрожал,
    Он с печи ответ держал:
    - Всё "зачем" да "почему",
    Я тебя,царь, не пойму!
    Ты кафтан мне подавай,
    У меня ведь время в край!
    Царь открыл в том гневе рот,
    На Емелю он орёт:
    - Ты, холоп, царю дерзишь,
    Раздавлю тебя я, мышь!
    Вишь, разлёгся, барин здесь,
    Ты опух от сна уж весь!
    Да Емеле не вопрос,
    Речь царя из слов-угроз!
    Он на дочь царя глядит,
    Счастья в нём поток бурлит:
    "Ох, красавица, не встать,
    Дело нужно мне верстать,
    И к царю в зятья попасть,
    Захотелось, прямо страсть"!
    Развязал он язычок,
    Перешёл на шепоток:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Пусть же доченька царя,
    Тут же влюбиться в меня,
    Чтоб страдала от любви,
    Чтоб в слезах была все дни,
    И давай-ка, печь, домой,
    Скукота здесь, волком вой!
    Больно царь до слов охоч,
    Слушать мне его невмочь!
    Из дворца он покатил,
    Царь словечки проглотил.
    Стал он в гневе зеленеть,
    Местью праведной кипеть,
    А Емелю печь несёт,
    Снега шлейф за ней идёт.
    Прикатила печка в дом
    И на место стала в нём.
    Вот идёт в народ молва,
    Разлилась водой она;
    Про любовь царёвой дочки,
    Про её бессонны ночки.
    Царь ругает денно дочь:
    - Я устал слова толочь!
    За Емелю не отдам,
    Не вводи отца ты в срам!
    Уважай чуток меня,
    Иль тебе не дорог я?!
    Дочь не слушает отца,
    Его мудрого словца.
    Осерчал тогда отец:
    - Это дерзость, наконец!
    Непокорная какая,
    Ждёт тебя судьба иная!
    Свадьбе этой не бывать,
    Вам наследства не видать!
    Слуг он скоренько собрал,
    Им приказ жестокий дал:
    - Нужно им задать урок,
    Изготовьте бочку в срок;
    В изготовленную бочку,
    Посадить такую дочку,
    И Емелю опоить,
    С нею вместе заточить!
    К морю бочку ту свезти,
    Приговор там привести;
    Бочку в море с ходу бросить,
    Пусть её волнами носит!
    Слугам выпал в первый раз,
    Исполнять такой приказ,
    Но ослушаться нельзя,
    Бочек много у царя,
    Посему и жалость прочь,
    Сей приказ свершился в ночь.
    Бочка скоро на просторе,
    Бьёт её волною море;
    В бочке наш Емеля спит,
    В бочке сны опять глядит.
    Долго, коротко ль он спал,
    Скоро страх его поднял.
    В темноте и страхе том,
    Бил он словом, напролом:
    - Кто здесь рядом, отвечай,
    Или двину невзначай?!
    Он дыханье затаил,
    Голосок был очень мил:
    - Не ругай меня ты зря,
    Здесь, Емеля, дочь царя.
    Заточил отец нас в бочку
    И на том поставил точку!
    В море мы сейчас с тобой,
    В споре с пагубной волной,
    А погибнуть нам, иль нет,
    Лишь у Господа ответ!
    И Емеля понял суть,
    Возмутился, не вздохнуть.
    Стал он быстро говорить,
    Чудеса свои творить:
    - По Емелину хотению,
    Да по щучьему велению,
    Налетай же, ветерок,
    Чтоб в беде ты нам помог;
    Занеси нас в дивный край,
    Нас из бочки вызволяй!
    Ветер тут же налетел,
    Бочку с ходу завертел,
    Вмиг с воды её схватил,
    Вверх с собою потащил,
    Как до берега донёс,
    В щепу бочку он разнёс,
    И умчался стороной,
    Тишь оставил за собой.
    Дивный остров встретил их,
    При красотах всех своих;
    Золотой дворец на нём,
    Птиц полным-полно кругом,
    Чуть в стороночке - река,
    В ивах чудных берега,
    Воды реченьки чисты,
    Есть берёзки у воды,
    А в округе - светлый лес,
    Да луга цветных небес,
    А Емеля сам не свой,
    Пред царевной молодой;
    Взор его огнём горит,
    Сердце ноет и болит.
    Он не стал пред ней чудить,
    Попросил женою быть;
    Не пошла она в отказ,
    Взор её в Емеле вяз.
    Свадьба длилась три недели,
    Танцевали все и пели.
    Люд простой на свадьбе был,
    И едал, и много пил,
    И отец, и братья были,
    И невесток не забыли,
    А царь-батюшка в слезах,
    Им покаялся в грехах,
    И Емеле трон отдал,
    И ничуть не горевал,
    И Емеля, уж царём,
    К щучке той явился днём,
    Перед ней спины не гнул,
    Волшебство он ей вернул.
    Десять лет с тех пор прошло,
    Ох, водички утекло!
    Наш Емелюшка, как Бог,
    Под собой не чует ног;
    Правит сутки, напролёт,
    Хорошо народ живёт!
    У Емели пять детей,
    Пять прекрасных сыновей.
    Только, правда, пятый сын,
    Уж совсем ленивый, блин!
    Есть ещё один секрет,
    Пусть его узнает свет;
    Царь воздвиг за троном печь,
    Да ему на час не лечь;
    Коль теперь ты, братец, царь,
    То бока свои не парь!
    А на печь нашёлся спрос,
    Держит сын по ветру нос;
    Он на печке сутки спит,
    Царь на сына не кричит.

    Конец

    Автор: Виктор Шамонин-Версенев
    Читает: Александр Водяной
    https://yadi.sk/d/Mz2KtENhrxkkj
    Категория: Сказки | Просмотров: 185 | Добавил: Версенев | Теги: сказки, емеля, Водяной, стихи, шамонин, щука, книги, аудио | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]