Воскресенье
18.04.2021
18:21
Категории раздела
Книжные новинки [24]
Новости Казахстана [92]
Новости культуры [38]
Новости Планеты [10]
Это интересно! [16]
Новости соседей [8]
Конкурсы [5]
Новости Россотрудничества [33]
ТЮЗ им. Н.Сац г.Алматы [2]
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Декабрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 419
Закладки
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » 2010 » Декабрь » 17 » Дмитрий Кузьмин: Может, и комфортнее бы остаться с Пушкиным, а нельзя
    11:28
    Дмитрий Кузьмин: Может, и комфортнее бы остаться с Пушкиным, а нельзя

     Зайтуна Джандосова, Алматы
    Недавно по приглашению Литературной школы Алматы в южной столице Казахстана побывал
    московский литератор Дмитрий Кузьмин. Его называют одной из самых необычных фигур 
    современной русской культуры, эдаким «литературным проектом». Действительно, его 
    работо-способность поражает. Он издатель, составитель антологий, организатор 
    литературной жизни, филолог, журналист, поэт, критик и переводчик. Лауреат премии Андрея 
    Белого «За заслуги перед литературой» (2002) согласился ответить газете 
    «Известия-Казахстан» на несколько вопросов. 
    Известия-Казахстан: Дмитрий, вы известны в странах СНГ прежде всего как критик и
    издатель, профессионально ориентирующийся в мире поэзии и помогающий становлению молодых 
    авторов. Что для вас в этой связи наиболее важно донести до казах¬станских поэтов, 
    начинающих свой творческий путь? 
    Дмитрий Кузьмин: Начало творчества всегда стихийно, а вот профессиональное
    становление требует осознанности. Если молодой автор хочет заниматься делом серьезно, 
    ему нужно войти внутрь литературного пространства, которое к моменту его появления уже 
    обустроено и структурировано. В нем новичку предстоит найти свое место, а для этого 
    нужно там хорошо ориентироваться. Созревание Писателя – это не в последнюю очередь 
    формирование Читателя. Оборотная сторона: дебютанту необходимо обрести ощущение 
    принадлежности к этому большому целому, дающееся умением любить и ценить не только тот 
    уголочек, который ты сам будешь обживать, но и весь этот огромный организм. 
    И-К: И какие подводные камни могут встретиться молодым людям на этом пути?
    Кузьмин: Каждый из нас исходит в жизни и творчестве из того, что ему созвучно. Все
    мы в детстве и юности с чем-то свыклись, что-то полюбили. И есть большой соблазн 
    остаться в плену этих привязанностей. От давних привязанностей тепло, но как бы не 
    поплатиться за этот уют остановкой в развитии и росте. Есть такая лженаучная теория о 
    том, что зародыш человека в своем формировании проходит те же стадии, которые прошел 
    когда-то человеческий род: сперва он похож на рыбку, потом на птичку и далее – в таком 
    духе. В культуре часто происходит именно так: вместе со всей русской литературой 
    каждому, кто хочет вырасти и стать собой, нужно пройти от Пушкина к Достоевскому и 
    Блоку, потом к Платонову и Мандельштаму, а там и к теперешней литературе – непривычной и 
    неудобной... Может, и комфортнее бы остаться с Пушкиным, а нельзя: ведь классика (есть у 
    меня такое шутливое определение) – это способ письма, который сегодня уже невозможен. 
    Чем не подводный камень – надобность дистанцироваться от огромного классического 
    наследия, обладающего магией недосягаемого образца? Кстати, это относится не только к 
    молодым писателям, но и к молодым читателям: наш мир во многом совсем другой, чем мир, в 
    котором жили великие, и мерить себя их примерами, равняться в своей сегодняшней жизни на 
    Татьяну Ларину и Пьера Безухова – просто бежать от самого себя. 
    Но и в том, что касается современности, у каждого своя история с траекторией. Есть
    какая-то точка входа в пространство текущей литературы. Скажем, там, где она теперешняя, 
    но на привычную классическую больше похожа (условно говоря, Александр Кушнер или Олег 
    Чухонцев – поэты хорошие и настоящие, но, так сказать, из арьергарда). Или, наоборот, 
    там, где есть простые внешние признаки остроты, современности, молодежности (как, 
    бывает, спросишь какого-нибудь юного собеседника о поэзии, а он в ответ называет, а то и 
    цитирует рокеров и рэперов). С той стороны, с какой мы вошли, нам приятнее и удобнее. Но 
    рано или поздно приходится столкнуться с чем-то совершенно противоположным по духу и 
    стилю. И тут надо понять, что не все на свете можно рассчитать на первый-второй-десятый, 
    на лучше-хуже – не может быть Северного полюса без Южного, широта пространства задается 
    далекими друг от друга краями, а свободно дышится лишь в широком пространстве. Больше 
    всего дает человеку для развития то, что ему непривычно, непонятно, вызывает 
    сопротивление. Ведь к серьезному искусству обращаются (и писатель, и читатель) 
    обыкновенно от какого-то внутреннего дискомфорта. У кого все хорошо и нигде не болит, 
    тот будет скорее зарабатывать деньги и смотреть телевизор. А выясняется, что как у 
    Пастернака: «Строчки с кровью – убивают, нахлынут горлом и убьют». И вот человек вроде 
    бы строит свой маленький домик в этом конкретном месте мироздания и вдруг понимает, что 
    его Родина – вся Вселенная, что за плечами свистят космические ветра. Вот это главный 
    вызов, в сравнении с которым все частные вопросы – куда пойти, что сделать, где 
    напечататься – оказываются второстепенными. 
    И-К: Кто из казахстанских поэтов вам наиболее интересен?
    Кузьмин: Меня в первую очередь волнует судьба младших поэтических поколений – а это
    в Казахстане, почти без исключений, авторы из круга объединения «Мусагет» и журнала 
    «Аполлинарий» (и как тут не вспомнить покойную Ольгу Маркову, буквально положившую жизнь 
    на то, чтобы у здешней литературной молодежи было будущее). Из 20-летних интереснее 
    других, мне кажется, алматинцы Павел Банников с Иваном Бекетовым. Из тех, кто чуть 
    постарше, я давно наблюдаю за Канатом Омаром из Астаны – еще с тех пор, когда он учился 
    в Петербурге. И впрямь, есть в его коротких и несколько загадочных стихах нечто 
    питерское. Впрочем, и Бекетова его растущий интерес к философской лирике тянет к 
    петербургской поэтической школе. А вот Банников – завзятый алматинец, город в его стихах 
    очень убедителен. К сожалению, не за всеми, за кем хотелось бы, удается следить. В целом 
    я бы сказал, что на фоне ситуации в некоторых других странах СНГ картина видится 
    довольно благополучная. Казахстанским авторам хотел бы пожелать понимания того, что у 
    русскоязычного поэта, пишущего за пределами России, – особая двуединая миссия. С одной 
    стороны, русская поэзия в отдельно взятой стране не должна быть изолирована от общей 
    большой русской литературы. Не может быть регионального первенства по русскому стиху, 
    место придется отвоевывать на общерусской литературной карте с оглядкой на происходящее 
    и в Москве, и в Нью-Йорке, и в Харькове, и во всех иных столицах русской культуры. С 
    другой стороны, глупо делать вид, что ты живешь не здесь, а где-то – это твоя страна, у 
    нее своя специфика, свои обычаи, своя аура. И хорошо, когда автор использует эту свою 
    особую возможность, тот материал, который только у него под рукой, соединяя здешнее и 
    частное со всемирным. Это везде и всегда будет интересно.

    15 дек 2010
    Источник: "Известия" Казахстан
    http://www.izvestia.kz/news.php?date=15-12-10&number=4

    Категория: Новости Казахстана | Просмотров: 708 | Добавил: Lusi5138 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]