Четверг
14.11.2019
14:03
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 400
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 3
    Гостей: 3
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » Переводы

    Абай. Перевод Фархата Тамендарова.

    ***
    Не здесь, моя душа, не здесь.
    Куда летишь, как кобылица?
    Мир наш спасти желаешь весь,
    Вернись и дай наговорится.

    Хвала и почести всем тем,
    Кого народ мой воспевает,
    Но знай, поэт, что вместе с тем
    Неверен суд толпы бывает.

    Толпе без чести и без бога
    Слова святые не нужны.
    Дай ей посплетничать немного,
    Дай зрелищ ярких, дай еды.

    И вот она хвалить готова
    Того, кто совесть потеряв,
    Толпу обманывает снова,
    Себе богатства все собрав.

    Слова его всегда продажны,
    И покупает их народ.
    А что в конце им и не важно,
    Куда их колесо несёт.

    Не покупай, народ мой, трели,
    Что власть имущий продаёт,
    Как потаскуха на панели,
    За деньги каждому даёт.

    Не раб я похвалы пустой,
    Мой разум – вечное служенье.
    Не будь, народ, толпою той,
    Уж лучше смерть, чем униженье.

    Твои года безликой жизни,
    Как миг единый, пролетят.
    Добро иль зло в моей отчизне,
    Когда задумаешься, – яд.

    ***
    Глупое сердце, не бейся!
    Стало посмешищем ты.
    Разве не видишь, не бейся,
    Все, кому верил, – скоты.

    В поле заблудшей овцою
    Блеешь, а камень в груди.
    Нет тебе сна и покоя,
    Остановись, не стучи.

    Верность, что ищешь повсюду,
    Ты не найдёшь, слёз не лей.
    Дружбы не знал я и буду
    Замкнут, застенчив и злей.

    Всякому верило люду,
    Бросив меня насовсем.
    Радуюсь редкому чуду:
    Ты возвратилось. Зачем?


    ***
    Свинцово-серо небо над аулом,
    Уж не растут цветы под саксаулом,
    В сыром ущелье прячется туман,
    Проносится табун игривый с гулом.

    Деревья лысы, словно старики,
    А утром лёд по кромкам у реки,
    И журавли уже летят на юг,
    Да караван несёт туда вьюки.

    Вот варят шерсть, потом прядут старухи,
    Латают дыры в юртах молодухи.
    Тот старый пёс давно не грыз костей,
    Сбежал за мышью в степь от голодухи.

    В ауле тихо, не играют дети,
    Совсем забыв о шумном жарком лете,
    И вечерами не гуляет молодёжь,
    Лишь гулко свищет злой холодный ветер.

    Старик озябший в рваном чапане
    Тоскует об утраченной весне,
    А буря пыльная гуляет по степи,
    Окутав всё в песчаной пелене.

    И нет огня в забытых очагах,
    Вдруг угореть охватывает страх.
    Как сера, неприглядна эта жизнь,
    Но верь: придёт и твой рассвет, казах!

    ***
    Сверкает лоб серебряной звездою,
    Огнём горят раскосые глаза,
    А брови, предначертанные богу,
    Тонки, как месяц, чёрны, как смола.
    Точёный профиль, словно у царицы,
    Лицо – как утром нежная заря,
    Улыбка заставляет сердце биться,
    А зубы – будто в бусах жемчуга.
    Заговорит – речь сладкой песней льётся,
    Заливист смех, как трели соловья,
    А шеи белой не касалось солнце,
    Как бархатиста, как она кругла.
    Основа благороднейшей осанки –
    Спина прямая – стебель тростника,
    А талия в алмазовой огранке
    Гибка, не длинна и не коротка.
    Милы и пухлы ручки, словно дети,
    А пальцы рождены лишь для шитья.
    Шелками косы падают на плечи.....
    Весь вид её так радует меня.

    Ах, этой девушке сегодня не уснуть,
    Меня ей не удастся обмануть,
    И в восемнадцать, девятнадцать лет
    Волнуется и ласки жаждет грудь.
    Но день настанет, не покажет вида,
    Что знала вас, что виделись чуть-чуть.
    Она чиста, душа её невинна,
    Но миг пройдёт, флиртует с кем-нибудь.
    И помыслы её понять легко –
    Ей хочется в объятьях утонуть
    Джигита смелого, взлетевшего высоко,
    Хотя тяжёл и скромен труд его.
    Таких уж мало, больше дураков,
    Чей празден и беспечен лёгкий путь.

    Таким джигитам не закроешь рты,
    Они безнравственны, бесчестны и пусты,
    Скот не пасут, болтаются без дела....
    Смотри, таким не окажись и ты.

    ***
    Середина лета. Жара.
    Покрывает степь муравой.
    Родниками полна река.
    Полыхают маки кругом.
    К берегам кочует аул.
    Незаметны кони в траве,
    Наливные блестят бока
    Кобылиц, стоящих в воде.
    Стригунки резвятся вокруг,
    Отбивая хвостами мух.
    Улетают утки на луг,
    Догоняет их гусь-пастух,
    Рассекая небо крылом,
    Оглашая криком края.
    Расставляют юрты втроём
    Молодые снохи с утра.
    Круглобёдр их девичий стан,
    Белоснежные руки быстры,
    Переливчат и звонок смех.
    Объезжая стада свои,
    Возвращается бай домой,
    Не спеша, трусцой на коне,
    Весь довольный самим собой.
    Наливают кумыс в кесе,
    Выставляют на стол саба,
    Уважаемых чтут гостей,
    Веселятся в кругу, шутя.
    Мясо варится в казане,
    А малыш свою просит мать
    Ему вкусного мяса дать.
    Развалившись, сидят в тени
    На красивом красном ковре
    Краснощёкие богачи,
    Разговор ведут о байге.
    Красноречие – божий дар,
    Почитаем такой в кругу,
    И дымящийся самовар
    Преподносят слуги к столу.

    Одинокий бедный старик
    Сиротливо стоит в стороне,
    Но увидев, что мчат пастухи
    Поднимающих пыль коней,
    Выбегает на них, кричит,
    Белым посохом машет вслед,
    Захотел и он получить
    Со стола богачей обед.
    Подоткнув свои чапаны,
    Перед баем кружа в седле,
    Кумыса просят чабаны.
    Молодёжь шумит на реке.
    На плечах у них сокола,
    Нарезные ружья в руке,
    Белокрылого гонят гуся.
    Тот бедняк стоит вдалеке,
    А в руках уже нету сил.
    То, что было, быльём поросло,
    Лишь остался никчемный пыл.
    Твоё время, старик, прошло,
    Но он помощи не просил
    И смеялся всем людям назло.

    ***
    Никогда себя не хвали.
    Твой талант – опора твоя.
    Ты – частица нашей земли,
    Постарайся найти себя.

    Убегай от тех, кто ленив,
    Догоняй того, кто умён,
    Благороден и справедлив,
    Ведь такими наш мир спасён.

    Пред тобою выбор встаёт,
    Остаётся тебе, казах,
    Выбирать безделия лёд,
    Либо жизнь в огне и трудах.
    Бескорыстным будь и прямым,
    Похвалы пустой не ищи,
    Недостатки отдай другим,
    А победу в бою одержи.

    Выше став, скромней становись,
    В людях зависть рождает власть.
    Перепрыгнуть всех не стремись –
    С высоты больнее упасть.

    Поднимайся наверх, не спеша,
    Не напрасен твой честный труд,
    Твёрдой поступью меряй шаг.....
    Все советы мои не забудь.

    ***
    Бой часов старинных, нет, не просто звон.
    Жизнь ударом длинным отмеряет он.
    Малая минута – целая судьба,
    Быстро промелькнула, не вернуть тебя.

    А часы, как воры, жизнь крадут у нас
    Медленно, не скоро, строго каждый час.
    Нет им в этом веры, пропадает день,
    Призрачное время убегает в тень.

    Уходящей жизни тикающий знак
    Утолит капризы и погасит страх.
    Ну а ты обманут сам самим, собой,
    С неба ловишь манну, алчуешь покой.

    Дни, собравшись вместе, месяц соберут,
    А двенадцать месяцев годом назовут,
    Годы пролетают, образуя век....
    Веру обретает в бога человек.

    ***
    Постарел, грусть моя тяжела, чуток сон.
    Ядовитая желчь изо рта, как взбешён.
    Поделиться печалями не с кем. Ну кто
    Отогреет холодное сердце? Кто он?

    Нет таких на земле, кто был дважды рождён.
    Раз родился умрёшь, у судьбы свой закон.
    Позади остаётся твой жизненный след.
    Только Бог не изменчив и вечен лишь он.

    Побеждает мужчина, который умён.
    Неудачник свой бой проиграть обречён,
    Коль не думает он о деяньях своих,
    Коль ленив, и бездумен, и слаб на поклон.

    Вот плохой человек – он трудом обделён.
    Воровство, плутовство – его жизни закон,
    Но на подлость и хамство возмездье грядёт,
    Как сосуд из стекла разобьётся вдруг он.

    Жизнь свою мы не ценим и ставим на кон.
    Невозможно богатым стать честным трудом.
    Если нет в человеке ума и добра,
    Тот в костюм дурака и шута облачён.

    Хитрецом вокруг пальца дурак обведён.
    Вместо мудрого слова вранью верит он.
    Хотя кто оценить сможет правду мою?
    Лучше сказка для тех, кто умом ослаблён.

    А в мечтах дуралей к небесам вознесён,
    В золочёных одеждах себя видит он.
    Ни отца, ни учёного, ни мудреца
    Он не слышит и мудростью их утомлён.

    Умным волос на сорок частей рассечён,
    Им по праву, как должно, любой оценён.
    Он, как чаша весов, как третейский судья,
    А глупец за молвой понесётся вдогон.

    Враг народу в душе, кто снаружи лощён,
    Вольнодумцев гнетёт вплоть до их похорон.
    Ну а если кому жизнь прожить удалось,
    То считается богом отмеченным он.

    Раз разрознен народ, сатаной путь найдён.
    Вот и ангел уже сатаной побеждён,
    Как собака, бежит в услуженье ему.
    Сатана победил и садится на трон.

    Властелин паутину плетёт, упоён
    Тем, что сеет вражду между группами он.
    Процветает коварство, и подлость в цене.
    Есть ли кто, кем режим этот будет сметён?

    Разве можно толпой управлять без погон,
    Применять человечно и честно закон?
    Из-за лести неправедным стал властелин,
    Не допустит, чтоб плохо сказали о нём.

    ***
    Круты бока,
    Пусты слова.
    Таких увижу, я тогда,
    Закрыв лицо
    И пряча стыд,
    Бегу неведомо куда.

    ***
    В конце концов нам вечен труд один
    Учеников растить, дать знаний много им.
    Судьёй иль волостным быть не искусство,
    Лишь труд учителя почётен и любим.

    ***
    Вот жена – Медета дочь, зовут Ырым,
    В месяц раз с лица не смоет грязный грим.
    Мужу ошибиться можно раза три,
    Но в дерьмо попал, так станешь сразу им.

    ***
    Знай, мудреца не превзойти невежде,
    Не избежать превратностей судьбы.
    И лета расцветающий подснежник
    Так не увидит, сколько ни цвети.


    ***
    – Стал я важен, не говори,
    Широко хожу, посмотри.
    В оба глаза строго смотрю,
    Выше к небу нос задеру.

    – Уваженье умом бери,
    Твоё чванство – болезнь внутри.
    Знай, на каждого хвастуна,
    Всё равно найдётся узда.


    ***
    Эй, коврик, ты не бросил Коттыбокка?
    Он не любил тебя, не чистил, «лежебока».
    Так много прожил, износился коврик,
    Но кто найдёт изъян в слуге востока.

    ***
    Постарел. Угасают все мысли, мечты.
    Настают времена, их пугают черты.
    Продаётся всё, всюду глаза стерегут.
    Мой единый народ, стал разрозненным ты.

    Забирает всё бай. «Больше дам», – говорит,
    «А не хватит, бесплатно отдам», – говорит.
    Волостной и судья берут взятки за суд,
    «Всё с казахов сдеру», – хитрый бий говорит.

    «Я работой отдам всё», – бедняк говорит,
    «Депутату свой голос продам», – говорит.
     Так пройдохи, рвачи всё с тебя заберут,
    «А не дашь, прокляну тебя», – враг говорит.

    «Дай мне денег взаймы», – близкий друг говорит,
    «А не дашь, то обижусь тогда», – говорит, –
    «Перейду в стан врага, не найдёшь меня тут.
    Своё сердце задаром не дам», – говорит.

    Вымогатель берёт. «Защищу», – говорит, –
    «И заботой своей окружу», – говорит.
    «Что ж на сотню коров – двести алчущих ртов,
    Так, что голову кружит», – простак говорит.

    «Лучше я соберу весь народ», – говорит, –
    «И зарежу для них этот скот, – говорит –
    Вот теперь дураков я куплю за коров,
    Ведь, кто больше даёт, тот и прав», – говорит.

    «Подерётся за мясо народ», – говорит, –
    «Позабудет про клятвы свои, – говорит.
    «Побежит на меня, словно бешеный пёс,
    Укушу, вырву мяса клочок», – говорит.

    «Дам свободу тебе», – русский брат говорит, –
    «Выбирай себе хана, люби», – говорит.
    Но от этого стало не лучше, не хуже,
    Недоволен наш хан, он угрюм и сердит.

    Принимает всю подлость за доблесть народ,
    Несогласных и честных людей не поймёт.
    Есть ли в мире душа, что довольна судьбой,
    Тем, что Бог тебе дал и что завтра пошлёт?

    Сын следит за отцом, а за ним младший брат.
    Этой доли собачьей, кто может быть рад?
    Тот, кто предал тебя в этой жизни за скот,
    Пусть уста его злые навек замолчат.

    Разбрелись все казахи в бескрайней степи,
    Ненавидят друг друга на новом пути.
    Кто своё разрушает гнездо – болен тот.
    О Создатель, зачем душу даришь им ты?

    Тот, кто клятвы даёт каждый день, проклят ты!
    Тот, кто совесть продал, скот нажив,
       проклят ты!
    Тот, кто за день поставил все сорок складов,
    Обманув и народ, и закон, проклят ты!
    Тот, кто ради коня изменялся сто раз,
    Ну а в доме своём стал чванлив, проклят ты!

    Перевод Фархата Тамендарова

    Категория: Переводы | Добавил: almatylit (03.05.2008)
    Просмотров: 2063 | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]