Четверг
14.11.2019
14:01
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 400
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » Любимый город мой

    Проповедовать идеи правды и добра…

     Людмила Мананникова.

    11 июля 2007 исполняется  140 лет со дня образования  Семиреченской области.

     

    Дела идут, столоначальники пишут…

    11 июля Семиреченской  области  исполняется ровно 140 лет. У Алматинской области есть основания считать себя прямым потомком Семиреченской области.

    Для сомневающихся и особенно въедливых читателей внесу ясность.  11 июля 1867 года был издан указ «Об учреждении Туркестанского генерал-губернаторства в составе двух областей – Семиреченской и Сыр-Дарьинской. Некоторые справочники, в частности энциклопедия «Алма-Ата» (1983 г.), дают другую дату – 14.04.1867 г. Именно тогда было издано «Временное положение об управлении Семиреченской и Сырдарьинской областями».

    Но спор, какую именно дату считать днем рождения области, оставим историкам, остановимся на главном – как ни крути, ни верти, Алматинская (Семиреченская область) по праву является старейшей областью в нашей республике.

    Понятно, мимо такого события пройти было невозможно, и я отправилась в Государственный архив Республики Казахстан. Интересно, как же все это начиналось?

    До 60-х годов XIX века в Казахстане не было единой системы управления. Семиречье находилось в ведении начальника Алатавского округа и Киргизов Большой Орды, который подчинялся  Западно-Сибирскому губернатору. В 1865 году к этой «компании» присоединили районы Южного Казахстана и все передали в ведение Оренбург-ского генерал-губернаторства.

    Такая громоздкая система управления, понятно, не соответствовала потребностям экономического развития России, требовалась коренная реорганизация. В 1865 году для выработки проекта нового положения об управлении в степных областях была создана специальная комиссия из представителей МВД, военного министерства и местных генерал-губернаторов.

    Комиссия объехала основные районы Казахстана и провела обследование хозяйственной жизни и быта казахов. Для окончательного составления проекта реформы административного управления в марте 1867 года был создан Особый комитет во главе с военным министром Д. Милютиным. И 11 июля появился тот самый Указ, с которого я начала свое повествование.

    В Семиреченскую область, согласно этому указу, вошла также часть Семипалатинской области к югу от Тарбагатайского хребта, бывший Алатавский округ. Во главе области поставили губернатора и подчинявшееся ему областное правление. Губернатор одновременно являлся командующим войсками военного округа.

    Уже в 1968 году в Казахстане были образованы еще 4 области: Уральская, Тургайская, Акмолинская и Семипалатинская.

    Области делились на уезды, во главе которых стояли уездные начальники из офицеров, а их помощниками назначались представители казахской феодальной знати. Уезды в свою очередь  делились на волости, волости – на аулы, которые управлялись выборными аульными старшинами.

    Семиреченская область в момент своего образования состояла из пяти уездов: Сергиополь-ского, Капальского, Верненского, Иссык-Куль-ского и Токмакского.

    …Пройдя вот такой первоначальный «ликбез», я с трепетом окунулась в архивные документы 1867-1868 годов.

    Бумага пожелтела, правый край ее был неровно оборван, но буквы, написанные старинной вязью, оказались довольно четкими.

    Вот он, долгожданный документ! Именно он ровно 140 лет назад положил начало делопроизводству нашей области. Это был приказ от «января, 25 дня, 1868 г.» о вступлении в обязанности начальников отделений областного управления. Так начальником распорядительного отделения назначался штабс-капитан Ш…н (написано неразборчиво), делопроизводителем коллежский асессор Хлынов. Делопроизводство хозяйственного отделения было поручено возглавить прикомандированному к областному правлению коллежскому секретарю Окорокову, а судного отделения – коллежскому секретарю Андрееву.

    Кроме того, в документе говорилось о необходимости закупки для областного правления книг, бумаги, прочих канцелярских принадлежностей.

    Вероятно, выражение «дела идут – контора пишет» образовалось именно в те времена, когда отделения делились на столы, у каждого был свой столоначальник и писари заполняли от руки огромное количество документов (как известно, компьютеры и даже пишущие машинки, облегчающие этот адский труд, тогда еще не изобрели).

    Из художественной литературы (я лично вспоминаю «Обыкновенную историю» Гончарова) мы знаем, что начинающий чиновник проверялся в те времена прежде всего на красивый почерк, но, вероятно, уже тогда некоторых писарей принимали по протекции. Сегодня понять, что они написали, практически невозможно.

    Один из первых документов начинающего правления: «Отчеты о ревизии уездов за май 1868 – декабрь 1869 гг. Что-что, а ревизионное дело уже в те времена было поставлено отлично. Недаром великий русский писатель Н. В. Гоголь свою лучшую комедию назвал «Ревизор». Кстати, к тому времени прошло уже 17 лет со дня кончины Гоголя и два года, как в молодом возрасте умер великий казахский просветитель Чокан Валиханов.)

    …Когда, листая отчетные документы, я совсем запуталась в неразборчивой старинной вязи и «ятях»,  с облегчением увидела несколько страничек печатного шрифта. Скорее всего, текст был отпечатан где-то за пределами Семиречья – печатные машинки в город Верный в далеком      1867 году еще не завезли.

    Вот список книг и журналов, которые обязательно должны были вестись в то время в уездных управлениях Семиреченской области.

    Книга для записи пакетов, принятых дежурными.

    Книга для записи словесных жалоб.

    Книга о лицах, взятых под стражу по делам следственным и уголовным.

    Книга о пойманных дезертирах и других беглых бродягах.

    Кроме того, в уездных управлениях должны были иметься данные о количестве оседлых поселений, церквей, монастырях, благотворительных и учебных заведениях, заводах и фабриках, о числе жителей с разделением на сословия, мужской и женский пол.

    В руки попадается ведомость Токмакского уездного управления, которая также дает примерное представление о деятельности уездного руководства.

    О выборах волостных управителей (68-69 гг.)

    Об учреждении школ для народного образования.

    О порядках в торговле.

    О довольстве арестантов.

    О самоуправстве, превышении власти и противоправных поступках волостного управителя Байтыха Канаева.

    О содержании в исправности арыков.

    О рекрутском наборе в 1869 г.

    Нахожу многостраничный доклад от 22 сентября 1869 г., посвященный анализу деятельности руководства Сергиопольского и Капальского уездов. Как видно, это совещание, как мы бы сейчас сказали, было очень серьезным. Руководству и того, и другого уездов досталось на орехи. Ну а сегодня мы наслаждаемся чтением этого документа почти как беллетристикой.

    Проанализировав его, заметим, что многие  проблемы позапрошлого века сегодня, в сущности, остались теми же. История, как известно, развивается по спирали… Смени слегка терминологию, отпечатай текст на принтере, и не поймешь: то ли районного акима XXI века критикуют в докладе, то ли уездного начальника середины XIX.

    Начинается доклад с критики почтовых трактов. «В минувшем 1867 году многие из них были размыты дождями, что принесло некоторые неприятности». Остро стоит вопрос о благоустройстве городов и селений. По данным докладчика, «не везде наблюдается надлежащая опрятность, в арыки кидают навоз и прочий мусор». Не выполняется указ о том, что каждый житель Семиреченской области должен посадить 20 деревьев.

    Особое внимание уделено станичным школам. Не всегда местное руководство относится к ним внимательно, школы требуют ремонта, а одна из них «из-за равнодушия тамошнего священника была окончательно упразднена». Затронуты проблемы «судейской части» – за судьями, как известно, во все времена требуется глаз да глаз. Ну и, конечно, много вопросов вызывает аульное руководство. Кстати, в те времена волостные и аульные управители избирались, что было весьма демократично. Так вот, с одной стороны, акимы середины XIX века плохо понимали свои обязанности, а с другой – занимались злоупотреблениями. В общем, история повторяется.

    Ну и, наконец, один документ, подписанный Г. А. Колпаковским. Для того чтобы вы прониклись духом того времени, процитирую его полностью.

    «Господину помощнику военного губернатора Семиреченской области.

    Расспрашивая киргизов, каким порядком производились в прошлом году раскладка и сбор податей, я заметил, что не были соблюдены правила, касающиеся этого предмета, изложенные в «Практическом положении», и это отступление вредно отозвалось на несостоятельных киргизах, принужденных платить подать в том же размере, как и богатые.

    Полагаю, что главная причина этого есть непонимание выборных ими прямых обязанностей. Я командировал в Капальский и Сергиопольский уезды для объяснения положения должностным киргизам и народу состоящего при мне капитана Реинталь. […] Прошу Вас, Милостивый Государь, предложить всем без исключения уездным начальникам принять все зависящие от них меры  и по окончании сбора подати донести мне – какими способами и приемами будет достигнут ими требуемый результат».

    Далее следовали многочисленные донесения от уездных начальников.  Верненский, например, пишет следующее: «Я уже несколько раз объяснял словесно волостным выборным их обязанности по этому предмету, кроме того – давал циркулярные предписания». Иссык-Кульский начальник спешит сообщить, что «богатство определяется количеством скота». И так далее…

    Любопытное дело – «О разрешении китай-ским эмигрантам остаться в пределах Российской империи и выдаче им пособия». Оказывается, еще 140, а может, и более лет назад китайцы с удовольствием меняли свое постоянное место жительства на Казахстан.

    В общем, новорожденная Семиреченская область с каждым годом подрастала и набирала силу… И в результате, как мы видим, оказалась долгожителем. Прожила целых 140 лет, правда, успев за это время несколько раз сменить имя. Несколько лет назад область сменила и свой центр: Верный, простите, Алматы, на Талдыкорган, что совсем не умаляет ее достоинств.

     

    И дольше века длится жизнь

    Задалась целью узнать, когда именно появилась в свет первая типография в городе Верном и первый номер областной газеты  «Публикации по Семиреченской области».

    Исчерпав возможности Национальной библиотеки («Публикации» там были, но вот когда вышел в свет первый номер, узнать было невозможно), я вновь отправилась в Центральный Государственный архив. Ходила туда, как на работу, просматривая каталоги, разнообразные реестры, поднимая подшивки. К сожалению, изучение указов Туркестанского генерал-губернатора, военного губернатора Семиреченской области Г. А. Колпаковского ничего не дало.

    Наконец, следы газеты я решила поискать в разделе «Типография» – в Семиреченском правлении был такой стол. И вот, наконец,  я наткнулась на годовой отчет деятельности типографии Семиреченской области за 1969-1870 годы.

    Листаю пожелтевшие листы 130-летней давности. Они покрыты мелкой старинной вязью, что-то написано абсолютно неразборчиво, где-то более отчетливо, и в этом случае  мысленно благодарю начальника стола или писаря за прекрасный почерк.

    …В начале 1869 года военный губернатор Семиреченской области Герасим Алексеевич Колпаковский решил организовать в области свою типографию и для этой цели приехал в Санкт-Петербург – необходимое оборудование решено было закупить там.  Заняться этим делом он поручил штабс-капитану Кремкову (жителю Санкт-Петербурга?), на что выделил из государственной казны 1000 рублей.

    Штабс-капитан приступил к этому делу рьяно и вскоре привез из Санкт-Петербурга первое необходимое оборудование: ручной типографский станок с принадлежностями, форму для отливки валиков, бронзу для золочения, шрифты обычные – петит, цицеро, терцию и титульные – цветной (с оттиском и кудрявый), скелетный египет-ский, многое-многое другое.

    Уже 9 ноября 1869 года из-под станка первой русской типографии Семиреченской области вышел первый печатный лист. Состоялось ее торжественное открытие. Подробности узнаю из уст самого заведующего типографией, штабс-капитана Кремкова, очень хотевшего сохранить значимость этого события для потомков и даже через год написавшего очерк на эту тему. «Я имел счастье сформировать типографию, – пишет он, – и управлял ею в первое время существования. День ее открытия надо сохранить для истории цивилизации Семиреченской области. Совершившийся факт в столь отдаленном крае не принадлежит к числу обыкновенных. Интеллигенция в крае встала на настоящую почву с помощью типографии, которая проповедует среди оседлого и кочевого населения области идеи правды и добра».

    Поистине, читая в архиве эту страницу, я почувствовала себя тем человеком из будущего, которому и адресовал свои слова штабс-капитан Кремков. Столько лет прошло, а задачи газетчиков по большому счету можно сформулировать так же: проповедовать идеи правды и добра…

    Далее в отчете о работе типографии есть много интересных фактов, любопытных для нас подробностей, некоторые из них не потеряли актуальности и в наши дни.

    Для начала под типографию была снята четырехкомнатная квартира старшего урядника Больше-Алматинской станицы Федора Васильевича Астраханцева – за 180 рублей. Ох, и мыкнул этот бедолага со сдачей своей квартиры! Поначалу типография печатала разные бланки, билеты, рекламные листки, но, как и сегодня, многие заказчики норовили это сделать «на халяву», не заплатив. В числе должников типографии – помощник городничего, лекарь, уездный судья, библиотекарь, письмоводитель… Поэтому Федор Васильевич долго никак не мог получить свои законные деньги за квартиру….

    29 сентября 1870 года уже отставной урядник Астраханцев, отчаявшись, написал очередную жалобу в Семиреченское правление: «Покорнейше прошу оное правление очистить квартиру, занимаемую типографией в должной исправности и по заключенному договору, и выдать мне деньги сполна как недополученные – 60 рублей серебром и исправить разбитые стекла. Прошу дать мне знать, дабы я не мог упустить найденного мною квартиранта, через что я буду терпеть убытки».

    В первое время работники типографии, понятно, только учились работать, допускали некоторые оплошности. Вот, например, обращение городничего г. Верного Рязанова: «Покорнейше прошу обязать типографию приготовить другие бланки в счет виновных, ибо подобные бланки  могут быть только употреблены для письмоводства на татарском языке».

    В первый год существования у типографии были большие проблемы с бумагой, особенно с газетной, которую приходилось добывать по всей России. Вот, например, Маевский (или Маев?) отвечает на запрос Г. А. Колпаковского: «Ваше превосходительство, Герасим Алексеевич! С полной готовностью исполняю желание ваше и душевно радуюсь, что могу присылкою бумаги оказать некоторую услугу областному правлению. 2 стопы бумаги я вышлю следующей почтой. Хотелось бы заимообразно получить бумагу для фотографии».

    Обратите внимание на изысканный стиль эпистолярного жанра. Несомненно, 140 лет назад люди были гораздо вежливее, чем мы сейчас. Обращались, как правило, «Милостивый государь!»,  в заключение писали: «Имею честь быть покорным слугой» или «Готов к услугам вашему превосходительству». Разве можно представить, что нечто подобное получит сегодня кто-то по факсу?

    Как я поняла из отчета типографии, бедного ее заведующего штабс-капитана Кремкова все время трясли различные проверки. Проверяли всю отчетность, вплоть до копейки. Помимо типографского оборудования за ним числились: котелок для варки клея, пивной стакан, чернильница из желтой жести, корзина для обрезков бумаги, плетенная из прутьев, и многое другое. Кроме того, типография, наладив свою работу, давала некоторую прибыль, которая шла в государственную казну. Криминал у Кремкова в конце концов откопали. 8 рублей 22 копейки он «неправильно выписал в жалованье, а надо было эти деньги записать в прибыль». Кроме того, за-платил сотнику Колосову 30 рублей за квартиру (как я поняла, типография потом находилась у него) не в 1870 году, согласно отчетности, а в 1871 году. За эти и некоторые другие прегрешения взыскали с Кремкова в конце концов 143 рубля 53 копейки, но более решительных мер не приняли: работник он все же был опытный.

    Наслаждаясь своим «путешествием на машине времени», я не забывала о главной цели посещения архива: выяснить, когда появился в свет первый номер «Публикаций по Семиреченской области». Вплоть до июля 1870 года никаких данных о существовании «Публикаций» нет, первое упоминание о газете появляется только 16 июля. Речь там идет о подписчиках газеты. Чуть дальше я прочитала, что тираж газеты составлял 120 экземпляров (!) и стоила она 1 рубль 50 копеек. А так как известно, что газета выходила два раза в месяц, думаю, мы не ошибемся, если будем считать днем рождения газеты июль 1870 года. 

    Кстати, малышу Володе Ульянову, который родился в этом же году в далеком от Семиречья Симбирске, в это время исполнилось всего 2,5 месяца. Через 47 лет под его руководством свершится революция, а через 48 – вместо «Семиреченских областных ведомостей» станут выходить революционные газеты, одна за другой меняющие названия:  «Заря свободы», «Голос Семеречья», «Жетысуйская искра». О «Публикациях» и «Семиреченских областных ведомостях» забудут на долгие 80 лет.

     

    «Воспитание сирот – дело общественное»

    Сегодня общество, вернее, самые прогрессивные его члены задумаются над проблемой детей-сирот. Необходимы ли детские дома и школы-интернаты? Нужно ли раздавать детей «по домам»? Как сделать так, чтобы ребята, покидающие детский дом, были приспособлены к жизни?

    Вопросов много, но новое, как известно, хорошо забытое старое. Интересно, как решались эти вопросы в XIX веке?

    С трепетом  открываю газету «Туркестан-ские ведомости» за 1879 год. Именно с этого времени хранится в Национальной библиотеке эта газета.

    Оказывается, через семь лет после образования  Семиреченской области  при Православном братстве утвердили братскую школу и приют (1874 г.). Совет Братства  поставил следующие задачи: призрение бесприютных сирот, их обучение различным ремеслам, духовно-нравственное просвещение детей, дача им полезных знаний.

    Сразу же воспитанниками приюта стали девять человек. Обучали их чтению, православию, арифметике.

    Когда пришла пора выпустить питомцев из приюта, руководство братства постаралось пристроить их в разные места для получения профессий. Несколько воспитанников были определены в военный госпиталь для изучения фельдшерского искусства, в городской сад для изучения садоводства, троих стали обучать типографскому делу в областной типографии и двое, вероятно, наиболее способных учеников начали учиться в прогимназии.

    Устроив таким образом судьбу сирот, Братство не исключало их, как пишет газета, из окончательного своего видения. Ребята получали пропитание и одежду,  Братство следило за их успехами.

    Так «две малолетние девицы Фекла Андреева  и Анна Шухан были отданы госпоже Серебренниковой для обучения, за условную плату, швейному мастерству. Двух братьев Анны взяли на воспитание члены Совета Братства.

    Сам Герасим Алексеевич Колпаковский, под чьим покровительством находилось Братство, постоянно оказывал ему внимание, удовлетворял  нужды Братства по первому его заявлению.

    Уже в то время, узнала я, существовало явление, которое мы сегодня называем патронатом. Так как некоторые отцы приютских детей находись в тюремном замке города Верного, члены Братства изыскивали возможности «исторгнуть детей из среды, в которой они воспитывались», отдавали ребят на воспитание в семьи офицеров и чиновников.

    Зачастую в Туркестане устраивались массовые мероприятия в пользу сирот. В июле 1881 года Попечительский совет Туркестанских детских приютов опубликовал сообщение об организации народных гуляний в пользу Ташкентского приюта. Для тех, кто не знает: центр Туркестан-ского края находился в Ташкенте, а рассказываю я о мероприятии в пользу Ташкентского приюта, так как именно оно подробно описано в газете. Вероятно, подобные мероприятия неоднократно проводились и в Верном.

    В «Туркестанских ведомостях» имеется подробный список фамилий пожертвователей денег на данное мероприятие под девизом «Воспитание сирот – дело общественное».

    В газете перечислены все организаторы мероприятия – в том числе те, кто «декорировал и иллюминировал» гулянья, продавал входные билеты.

    Военные предоставили для гуляний свои оркестры. Во время праздника были организованы базар, буфет, поставлен спектакль, дан фейерверк.

    Были здесь и единоличные энтузиасты. Так Н.Ф.Ульянов «устроил на собственные средства два воздушных шара, которые он собственноручно спустил с полным успехом».

    О финансовой стороне гуляний в газете был дан подробный отчет. (Подробные отчеты о сборах и расходах средств на благотворительные цели, кстати, печатаются в газете из номера в номер. Даже небольшие пожертвования в 3-5 рублей публикуются. И меценатам приятно, и контроль за средствами, однако. Такую бы гласность нам сегодня!)  Так мы, спустя бездну лет после проведения благотворительного мероприятия, можем узнать, что денежный сбор в результате гуляний в пользу сирот составил 3882 рубля. Из этой суммы 867 рублей составили «неизбежные расходы»,  а оставшиеся 3015 рублей были переданы казначею Совета для расходов на содержание Ташкент-ского приюта.

    Хочу отметить, что в Семиреченской области, да и во всей России в то время были очень богатые «благотворительные традиции». Много делала в этом направлении супруга губернатора Мелания  Фоминична Колпаковская, которая являлась попечительницей Верненской женской гимназии. В Верном тогда существовало «Общество вспомоществования учащимся в Верненских русских учебных заведениях», из подробных отчетов которого мы можем также узнать о его делах в далеком 1880 году.

    Общество, например,  вносило плату «за право учения в гимназии недостаточных учеников и учениц». Выдавало гимназистам стипендии, а также единовременные пособия на лечение, платье, обувь, учебники. Ученицам Поповой  и  Андреевой каждый месяц выдавалось по 5 и 6 рублей на оплату ученических квартир при гимназии.

    Источники финансирования в Семиречье также были различными. Саркандское женское приходское училище, в частности, содержалось за счет почетного гражданина Кузнецова.

    Порою сбор средств объявлялся по всей Руси. Так сам царь Александр II открыл подписку для сбора добровольных пожертвований на учреждение училища им. Н. В. Гоголя на его родине в Миргородском уезде, а Г. А. Колпаковский собственнолично запрашивал сведения о ее ходе в Семиречье. Вот такая была солидарность. Хотя, собственно, какое дело благотворителям далекой южной окраины до училища на Украине?

    Если говорить в целом о развитии образования области, то в «Туркестанских ведомостях» был опубликован очерк о появлении первых школ  на Сырдарьинской линии, которая включала в себя Казалинск, Перовск, Туркестан, Чимкент, Аулие-Ату, Ташкент, Ходжент. До 1858 года никому в голову не приходило открывать здесь школы. Работа эта началась в 1860-67 годах.

    Дело в том, что в конце 50-х годов здесь возникли форты, в которые вместе с военными из центральной России приехали семьи, стало появляться много детей. Образованием детей и занялись священники этих  фортов. «Если местное начальство, – пишет газета, – занято военными заботами, то фортовые священники, люди нестарые, обладающие энергией и здоровьем, имели, без сомнения, достаточно свободного времени, чтобы уделить некоторую часть его на благое дело начального образования детей фортовых обывателей, близких им по происхождению, по религиозным и общим невзгодам скучной до одурения степной жизни».

    Учиться в начальные классы приходили дети обывателей фортов и новых русских подданных – киргиз. Автор статьи в газете Н. Остроумов жалуется, что ему трудно было собрать данные в архивах. «Разве мы тогда думали, что наши бумажонки будут кого-нибудь интересовать? Ведь мы писали, чтобы только отписаться. Может быть, со временем и появятся на свет чьи-то неофициальные записки, если они велись кем-нибудь…» (4 августа 1881 года, «Туркестанские ведомости»).

    Военное начальство рекомендует фортовым священникам «допускать в открывавшиеся школы детей туземцев-киргиз, положить, таким образом, начало образованию инородцев в Средней Азии, средством к которому была избрана русская школа, в которой дети ордынцев обучались бы русской грамоте совместно с русскими детьми». Таким образом, 5 марта 1859 года была утверждена программа первых училищ в будущей Сыр-Дарьинской области. Здание школы проектировалось из коридора, одной передней для  верхнего платья, трех классных комнат, помещения для училищного сторожа. Портрет Государя Императора, десять пятиаршинных столов...

    Ну и в конце я хочу процитировать выдержку из газеты «Туркестанские ведомости» за 1881 год, которая, как мне кажется, не потеряла актуальности и сегодня:

    «Если хотите, чтобы народное образование приносило заметную пользу стране, то должно обеспечить его существование постоянным содержанием, не скупясь на средства, потому что народ, имеющий самые лучшие школы, есть самый первый народ. И если он не первый сегодня, то будет первым завтра. Старая народная истина «дешево да гнило» имеет тем большее значение в деле народного образования, что здесь от гнилости происходит не просто бесплодность за-траченных денежных средств, но и существенный вред, который часто бывает трудно устраним и долго чувствуется на последующей судьбе столь важного дела».

     

    С днем рождения Семиреченской области вас!

     

    С юбилеем области вас, милостивые государи!

    С искренним почтением, Людмила Мананникова. 

    Категория: Любимый город мой | Добавил: almatylit (02.05.2008)
    Просмотров: 1458 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 3
    2 serik  
    Поделитесь инфо. Спасибо

    1 serik  
    Здаствуйте почитал вашу статью, очень интересно,вы написали что вы ходили в архив, а с какого фонда такие даные?

    3 Людмила  
    К сожалению, я уже не помню.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]