Суббота
16.11.2019
01:43
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 400
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » Поэзия

    Хаким. Стихи.

    Номад
    «Номад (др.греч) – кочевник».
    Словарь иностранных слов. – М.: «Русс. яз.», 1988 г.

    Сквозь степи, старые поверья,
    сквозь вёсны и пожарищ чад
    веков спиралью шли кочевья,
    что греки нарекли «номад».

    Все верили, что даже Время
    не поменяет их уклад…
    Вода по капле точит кремень.
    Кончина довершила спад.
    Исчезло жизни состоянье:
    всегда в движении, в пути…
    Легенды – предков достоянье –
    и слово сохранили мы.
    Сентябрь 2005 г. – 20.01.06 г.

    Инструмент
    История, рассказанная
    композитором Фархадом Ибрагимовым

    Степь знает множество легенд,
    они не спрятаны акынами в такырах.
    О том, как смерти вопреки был
      создан инструмент,
    услышал я однажды на Памире.

    А было все в далекие года,
    закрытые от нас веками.
    Семь сыновей у Старика
    владели чудо-голосами.
    И, собираясь всемером,
    сердцами песни поднимали.
    В них слышался тревожный гром,
    то нежность, то любовь с печалью.

    Но стали степь терзать враги…
             По одному хор братья покидали
    и оставляли прядь косы
    на память младшим, как медали.
    А если воин погибал,
    отец натягивал на деку
    прядь сына, и тогда струна
    звучала гласом человека.

    Так год за годом инструмент
    собою заполняли струны,
    что вскоре наступил момент –
    один остался певец юный.
    Когда же он сбежал на бой,
    но не ушел от плена смерти,
    то еще альтовой струной
    душа запела инструмента.

    Спросили люди Старика:
    «Как называть твое творенье?»
    Он взглядом струны обласкал,
    и те пропели: «Жетыгеном».
    Ноябрь 2004 г.

    Легенда об Экибастузе
    Возможно, это было и не так.
    Конечно, жизнь намного прозаичней.
    Но как донес легенду «узынклак»,
    так передам без искажений личных.

    А все произошло в тяжелые года,
    когда была в степи соль золота дороже,
    когда настигла нас джунгарская беда
    жестокая, словно весной морозы.

    Среди казахов не было семьи,
    которую минула б горя чаша.
    В ту пору жил, чабаня, Тугенжи, –
    решительный был парень и отважный.

    Ему от роду было двадцать лет,
    людьми отмечен был смекалкой острой
    и тем, что верил в знанья свет.
    Он жил как все, да видел все не просто.

    Родных его забрал в полон Джунгар
    и требовал за их свободу соли.
    А Тугенжи еще давно узнал
    о горьком озере, об Асшиколе.

    И, если воду Асшиколя испарять,
    дно казана покроет россыпь соли.
    Не долго думая, направил он коня
    искать то озеро, чтоб дать любимым волю.

    Коротким, долгим этот поиск был –
    сейчас никто уже не скажет.
    Но, говорят, напарил Тугенжи
    желанной соли две поклажи.

    Да дождь и ветер соляной песок
    сдавили в два тяжелых монолита,
    которыми потом чабан и смог
    отметить место своего открытья.

    А было так. Устроил он привал,
    чтоб разогреть нехитрую похлебку.
    Меж двух камней костер заполыхал,
    и казанок встал сверху посередке.

    Но не пришлось отведать ужин Тугенжи.
    Джигит увидел – загорелись камни.
    Лишь тот, кто новым одержим,
    поймет – он на пороге тайны.

    Чабан смотрел на чудо, позабыв
    и про еду, про отдых, про любимых.
    Он понимал, что для людей открыл
    тепла источник, им необъяснимый.

    Опора вскоре выгорела в прах
    и казанок перевернулся.
    Ругался бы другой в сердцах,
    а прагеолог улыбнулся.

    Набрал немедля два мешка камней.
    Теперь он знал – с таким богатством
    напарить сможет соль быстрей
    и тем родным добудет счастья.

    Еще он твердо знал, что никогда
    врагам про уголь не расскажет,
    а соплеменников надежная тропа
    к двум главам соляным проляжет.
    06.08.02 г.

    Кир и Крез
    Тогда- то персидский царь Кир понял,
    что лидиец Крез – человек любезный
    богам и благочестивый.
    Герод от. «История».  Книга 1. «Клио»


    Лишь только спор идет о счастье,
    то Геродота вспоминаю всякий раз.
    «Отец истории» так помогал мне часто,
    что не могу не привести его рассказ.

    В нем все произошло до нашей эры,
    когда поднял народ свой Кир с колен.
    Он, в избранность свою уверовав без меры,
    решил лидийцев взять в персидский плен.

    И Креза взял, как Гитлер взял Европу:
    нахрапом, хитростью, со злом –
    поджег верблюдов и галопом
    пустил их перс коварный напролом.

    Вмиг испугалась конница лидийцев,
    перед которой сотрясался Древний мир,
    защита дрогнула, и тысячи согдийцев
    узнали, как жесток в победе Кир.

    Кто выше колеса, был обреченным –
    мужчин и мальчиков лишали головы.
    Затем тела сложили между бревен
    и на костер тот Креза возвели.

    Лидийский царь стоял, как раб, в оковах,
    Униженные, горькие глаза.
    Кир, исполняя древние законы,
    ему молиться Богу приказал.

    Но тот воскликнул: «О Солон ты мудрый!
    Прости меня, мудрейший из людей».
    Он  Кира удивил такой причудой:
    «Кому хвалу поёшь, лидийский соловей».

    И отвечал царю приговорённый :
    «Я был богат. «Богат, как Крез», –
    так люди говорили восхищенно
    о тех, кто лишь на злате ест.

    Однажды я позвал к себе Солона
    (он первый был в десятке мудрецов),
    богатство показал, дворец огромный
    и гордость нации – отменных скакунов.

    Спросил его, уверенный в ответе:
    «Людей счастливее встречал ты на земле?»
    «Да, – он промолвил, – жил на свете
    удачливый купец по имени Арке.

    Он никого не обманул ни разу.
    Никто его ни раз не обманул.
    Познал любовь. Болезни и заразы,
    поверь, не трогали его семью.

    И сыновья Арке были купцами.
    У них у всех отлично шли дела.
    Он часто людям помогал деньгами,
    посмертно город его в мрамор изваял».

    «Ну, хорошо, – я согласился, – пусть
        он первый,
    но кто счастливый на земле второй?»
    «Жил в Спарте Алос, воин смелый,
    мечтал героем быть и умер как герой».

    «То всё покойники», – я вскричал нетерпеливо, –
    Счастливца назови мне средь живых!»
    Но грек ответил: «То невыполнимо.
    Смерть подведет итог тому, как жил».

    Прогнал я афинянина с позором.
    Мной в каждый город послан был гонец,
    чтоб объявили людям приговором:
    «Солон – обманщик и глупец».

    Теперь же понял – был он мудрый.
    Пред смертью у него прощения прошу.
    Кир удивился: «Крез, а ты стал умный.
    Пожалуй, я тебя в советники возьму…»

    Немного счастья
    Мне не много надо для счастья…
    Звонок: «Привет! Ну, как дела?
    Я загляну к тебе на часик?
    Свободна. Прилечу сама».

    И ожидание любимой
    приятно, как и легкий страх, –
    случится что с автомобилем,
    погрязнет вновь в своих делах…

    Но вот к тебе влетает чудо!
    Глаза горят, в улыбке свет…

    Все, – душу теребить не буду.
    Да и девчонки такой нет.
    28.07.04 г.

    Али Бикенову
    Печальный мир в твоих глазах,
    глубокий в грусти и без края,
    как будто ты сверхтайну знаешь,
    которую нельзя в словах
    раскрыть, до ясности прозрачных
    и сердцем чувствуешь сам ясно,
    что истина рождает страх.


    А потому тебе и сон
    такой до странности приснился,
    где на компьютерной странице 
    судьбы твоей ход предрешен.
    Но ты не стал ее смотреть,
    вдруг осознав нутром и кожей:
    нельзя знать, где же подытожит
    Бог жизнь твою, назначив смерть.
    15.07.06 г.

    Хочу улыбнуться
    Я хочу улыбнуться тому,
    кто забыл, что такое улыбки,
    кто живет в скучных буднях, не зная,
    что все происходит не зря:
    разорвавшие серую тишь журавлиные стаи
    и сквозь тучи открывшая нежное утро заря.

    Все не зря, пока дышишь
    и можешь быть чистым и светлым.
    Все не зря, пока веришь:
    наш мир повторится в веках –
    листопад сентября, невозможно
       щадящая нежность
    в женских жестах, улыбках,
      в призывно красивых глазах.

    Я хочу улыбнуться тому,
    кто забыл то, что жизнь – это чудо.
    Оно в каждом из нас. Только надо
        увидеть его.
    И что радость и счастье приходят
        всегда ниоткуда:
    от улыбки, от слова и даже из ничего.
    17.08.06 г.

    Радость
    Думал: исчезло давно
    время моих желаний.
    Все шло как плохое кино:
    скучно и без призванья…
    но вдруг, словно свыше Глас, –
    такая в тебе сила,
    что глубина светлых глаз
    надежды мои воскресила…

    Радость, как ты хороша!
    Нежная и литая,
    что я забываю дышать,
    в мыслях тебя лаская.
    08.08.06 г.

    Как рассказать?
    Как рассказать о красоте?
    Ее словами не опишешь.
    Сравнить восход со цветом вишни –
    в своей признаться простоте…

    Как рассказать о доброте?
    Когда сбивается дыханье,
    узнав в минуту испытанья:
    друзья спешат помочь тебе…

    Как рассказать о жажде жить?
    Когда собой заря дурманит.
    Друзей улыбки на экране, –
    то Интернета витражи.
    16.08.06г.

    Мэмэнто мори
    Мы все несчастны в силу множества причин
    и жизни каждого финал печален
    (Создатель никого не пощадил), –
    смерть каждому счастливцу изначально.

    Уже одно это лишает многих сна
    и благодушного во времени покоя.
    Ещё и старость в наказание дана,
    с нею болезни, да и многое другое…

    Несовершенна жизнь, но не дано
    хоть как-то изменить ее законы.
    Кто-то плетет за нас веретено,
    не замечая жалкой плоти стоны.

    И тянется зачем-то нить судьбы.
    По ней бредем, не ведая, что дальше,
    когда и где прервется ритм ходьбы…
    Дай Бог, чтоб все закончилось без фальши.
    20.01.06г.

    Февральский оптимизм
    После крещенских морозов цыган шубу продает.
    Народная примета

    Навалились снега,
    чтобы жизнь не казалась малиной.
    Так бывает всегда,
    когда снова захочешь любви,
    когда думаешь: все, зимы прошла половина,
    и цыгане на шубы не держат больше цены.
    Завтра врежет мороз, –
    это как уже по расписанью.
    Всех надежд перенос,
    пробужденью сердец сдвинут срок.
    Это снова попрячем в одеждах счастья
         желанья.
    Да ведь им ожиданье, известно, не впрок.

    Но не верить в тепло,
    падать духом совсем не резонно.
    Будет все хорошо.
    Пусть сегодня скрипит каждый шаг,
    и зима завывает в камин саксофоном,
    отгуляет свое и опять улыбнется весна.
    И мы все расцветем,
    позабыв про года и болезни,
    под капельным дождем
    с себя смоем тоску, словно пыль.
    Лишь бы только сейчас нам душой
        не замерзнуть
    и весною покажется сказкою быль.
    02.04 г. – 18.08.06 г.

    Еще раз о счастье
    Друзья, есть множество причин,
    что б к нам не появлялось счастье.
    Во-первых, чтоб не потеряться
    среди уставших от кручин.
    А, во-вторых, наградой быть
    тому, кто и не ждал удачи,
    один, как пасынок внебрачный,
    тянул свой холостятский быт…

    А тут мобильника звонок,
    и голос девушки-фортуны:
    «Я без тебя одна, как дура!
    Ты, знаю, тоже одинок…»

    Все изменилось в один миг.
    И вот звучит марш Мендельсона,
    Ночь увенчалась сладким стоном…

    Но это счастье я постиг.
    11.05 г.

    Перед спячкой
    Вот и все. Осень серая быстро сменила       сестру золотую.
    Дождь со снегом – ее неизменно
       любимый коктейль.
    На дорогах отчаянно насквозь промокший
       народ голосует.
    Все спешат по домам, где уют, а в
      финале подарком постель.
    Значит, скоро зима. Это значит,
      притухнут по-новой желанья.
    Как в берлогу медведь, мое сердце завалится
        в сон,
    будет сладкую лапу сосать своих канувших
        в лето мечтаний,
    чтоб весною в них снова увидеть весомый
        для жизни резон.
    10.05 г.

    Любимой
    Бог милосерден! Он тебя создал
    так удивительно прекрасной.
    Ты вечеринку превратила в бал,
    и бесполезность стала не напрасной.

    Ты гений жизни и моя любовь.
    Кайф истинный тобою удивляться.
    Ты на удачу выданная бронь.
    Благодаря тебе узнал, как сладко счастье.
    18.06.06 г.

    Категория: Поэзия | Добавил: almatylit (02.05.2008)
    Просмотров: 1147 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]