Вторник
26.09.2017
14:09
Категории раздела
Поэзия [172]
Проза [106]
Юмор [14]
Юморески, пародии на казахстанских авторов, стихи.
Эссе [2]
Сказки [25]
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Февраль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 367
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » 2012 » Февраль » 22 » Пьесы
    10:40
    Пьесы
    Вперед, моя страна!
    пьеса в двух действиях

    Действующие лица:
    Президент страны
    Супруга Президента страны
    Олжас Ахметов, милиционер
    Мать Олжаса Ахметова
    Айсулу
    Джигиты из офиса
    Санитарка
    Больная
    Врач-психиатр
    Учительница школы № 56
    Алуа
    Серик } ученики школы № 56
    Жулдыз Жуматаева
    Учителя, ученики школы
    Высокая девушка
    Дети
    Деревья
    Мухи
    Земляк
    Архат Есипбеков
    Абдыкалык Тариханов
    Тынышпек Асылбеков
    Помощники Президента
    Верховный Судья
    Пролог
    (голос Президента страны)
    Гей, моя страна,
    Вечные красоты!
    Горы и луга,
    Степи и болота!
    Как хочу я, мать,
    Для тебя воскреснуть
    И улыбкой стать
    Материнской песни.
    Пусть твое лицо,
    Что ветра обдули,
    Возрождают вновь
    Мирные аулы.
    Действие I
    Сцена 1-ая
    комната в доме Президента
    Президент страны, Супруга Президента страны
    Супруга Президента. Что, мой свет, пригорюнился? Что, ангел мой, сидишь невесел?
    Президент. Ах, горько мне, краса-жена. Испытываю я сильнейшие муки. В бедствии большом моя страна, а почему не знаю. Архат Есипбеков опять украл у своего тестя золото, Абдыкалык Тариханов предал свою невесту. А Тынышпек Асылбеков просто ранил мое сердце. Он не любит свою маму.
    Супруга Президента. Бедный ты мой муженек! Несчастный ты мой Президент! И как тебя хватает на каждую душу населения нашей страны? Не хватит или тебя, или мне тебя!
    Президент. Ну, ладно, голубушка, не растраивайся. Есть у меня хорошая идея. Ты знаешь милиционера Олжаса Ахметова?
    Супруга Президента. Как не знать, знаю. Это такой молодчик, который не дает никому спокойно спать в нашей стране. Он всегда так безукоризненно выполняет все задания, а его донесения заставляют-таки работать всех до единого.
    Президент. Ну вот, пошлю-ка я его по городам, по весям разведать обстановку, и если он допытается до причин всех наших несчастий, то не отнимет горе меня от тебя, моя краса!
    склоняют головы друг к другу
    Сцена 2-ая
    юрта
    Олжас Ахметов, мать Олжаса Ахметова
    Олжас. Подай, моя мама, мою дубинку. Послал меня Президент в путь-дорогу. Путь предстоит дальний. Нужно мне найти главного виновника, из-за которого весь сыр-бор в нашей стране. Пойду я по городам, по весям, может, найду главного зачинщика. Прощай, моя мама.
    Мать. Прощай, мой дорогой сын Олжас! Удачи тебе в пути! Пусть святой Азрет охраняет тебя!
    Сцена 3-ья
    берег озера
    Олжас. Когда-то эта лужа была озером...
    из озера выныривает существо
    Олжас. Ах, джинн-шайтан! Лохнесское чудовище!
    Существо. Боги мои, я снова жива!
    Олжас. О, Аллах! Оно еще и разговаривает! Стой! Кто вы такая и что вы здесь делаете?
    Существо. Я бедная девушка из простой семьи. Живу здесь неподалеку.
    Олжас. Где это неподалеку? У вас что, здесь незарегистрированная подводная нора или укромная коряга?
    Существо. Да нет, я из аула. Прихожу сюда время от времени купаться, а теперь все чаще и чаще.
    Олжас. Простите, вы здесь грязевые ванны принимаете?
    Существо. Какие грязи? Здесь грязи уже давно нет. В основном это, как говорят экологи, свинец и окислившийся мусор. Раз в месяц я чувствую в себе непреодолимые изменения. Врач сказал, я мутирую от загрязнения воздуха. Между нами говоря, у меня растет вторая голова. Но я заметила, что мне становится легче, когда я сюда ныряю. Я это делаю уже несколько лет и чувствую, что уже не могу прожить без этой вони. Погодите, я чувствую, мне нужно снова нырнуть.
    ныряет и возвращается
    Олжас. Но, говорят, сюда приходят каждый день экологи, делают в озеро вливания новой микрофлоры, которая восстанавливает биобаланс. По-моему, вы не совсем справедливы.
    Существо. О, да, спасибо им большое за эти химикаты! Если б не они, у меня не выросли бы такие привлекательные фосфоресцирующие плавники. И если так дальше пойдет, я смогу совсем обходиться без электричества. А теперь, если можете, помогите мне. Уберите вот это, пожалуйста, да не бойтесь, это не третья голова, а контейнер от краски "Серебрянка". Просто на ней глаза отравившейся рыбы. Вот пристала! А это не волосы, а фосфат капроновых колготок, произрастающий на самом дне, я в них случайно запуталась. И вот это, вот это тоже уберите, только осторожно, пожалуйста, не повредите мой хвост!
    Олжас. Господи, это ты, Айсулу? Тебя теперь и не узнать. Ты теперь совсем другая!
    Айсулу. Да, ладно, можешь не расточать комплиментов. Я теперь комплиментов не принимаю. Жизнь совсем другая пошла. Только бы успеть нырнуть! Погоди, сейчас вернусь.
    ныряет и возвращается
    Олжас. Бедная Айсулу, что нам делать? Как снова вернуть тебе человеческий облик?
    Айсулу. Я уже думала над этим, Олжас. В принципе, нет ничего невозможного. Хорошо, что я в школе была отличницей и хорошо изучила таблицу Менделеева. А здесь я ориентируюсь просто как рыба в воде. В общем, нам срочно нужен сюда закрытий заводов и фабрик, возврат к земле и полный отказ от пропилия.
    Олжас. Хорошо, Айсулу, я доложу капитану, пока!
    Сцена 4-ая
    Олжас. Какое-то странное строение... Непорядок! Загляну-ка сюда.
    люди
    Олжас. Что вы здесь делаете?
    Люди. Зарабатываем деньги.
    Олжас. Это понятно, а что вы здесь делаете?
    Люди. Мы же сказали, зарабатываем деньги, дядя.
    Олжас. Это понятно, я вас понял. Но я имел в виду, что, чтобы получить вознаграждение, нужно что-то создать.
    люди переглядываются
    Олжас. Вот я и спрашиваю, вы сейчас над чем работаете?
    Люди. Мы деньги зарабатываем.
    Олжас. (в сторону) Что-то здесь не так. Надо разведать поподробнее. (джигиту) Вот ты, джигит, что это у тебя такое?
    Джигит. Комп и клава.
    Олжас. То есть ты говоришь компьютер и клавиатура?
    Джигит. Да.
    Олжас. А компьютер и клавиатура - это что?
    Джигит. Нас учили в школе, что это технический прогресс, энтэпэ, дядя.
    Олжас. То есть это определенные средства, которые создала наука для чего-то?
    Джигит. Да, дядя, это совершенно так.
    Олжас. И вы на этих средствах зарабатываете другие средства?
    Джигит. Так точно.
    Олжас. А зачем вам те, другие средства?
    Джигит. Чтобы купить дом, машину, дачу.
    Олжас. Дом, машина, дача - ведь это тоже средства?
    Джигит. Да, дядя.
    Олжас. А зачем вам эти средства?
    Джигит. Не знаем, дядя.
    Олжас. А может быть такое, что вы на этих средствах начнете зарабатывать себе еще другие средства?
    Джигит. Может, дядя.
    Олжас. А зачем вам вообще все эти средства?
    Джигит. Не знаем, *аға. (*Дядя.)
    Олжас. Если вы не знаете, зачем вы работаете, значит, ваша жизнь бесцельна?
    Джигит. Так и есть, дядя. Спасибо, дядя.
    Олжас. Это значит, что вы, в принципе, ничего не делаете?
    Джигит. Прости нас, дяденька, так и есть, ничего не делаем. Что нам за это будет?
    Олжас. Ничего. Создавайте что-нибудь. Служите Родине. Заботьтесь о друзьях и родных.
    Сцена 5-ая
    Олжас. А это что за страшное строение? С решетками. Дай загляну сюда. Именем Президента, откройте!
    Санитарка. Здравствуйте, у нас карантин, сюда нельзя.
    Олжас. (в сторону) Лица у них, как будто что-то скрывают.
    Больная. Выпустите меня отсюда!
    Олжас. Проходи, душенька. Я тебя не держу.
    Санитарка. Нельзя ей. У нас нет свободного выхода.
    Олжас. Разве это естественно держать человека взаперти, да еще на карантине, если он просится наружу? Человеку вообще всегда легче на свободе.
    Санитарка. (мрачно) Ей на свободе не живется. Она нарушает право выбора других.
    Олжас. Интересно. Ну-ка, расскажите поподробней.
    Санитарка. (больной) Иди в палату, а то мы тебя сейчас на вязки.
    Олжас. Погодите, я бы хотел с ней тоже поговорить. А вязки - это что? Вы что-то вяжете здесь?
    Больная. Не что-то, а кого-то. Вязки - это когда привязывают к кроватям, когда у них нет больше средств успокоить человека. А средств у них мало. Всего два. Амнезин и галлюперидол. Все это химикаты, которые разлагают тело. Амнезин так называется, потому что из-за него у человека случается полная амнезия, а галлюперидол - потому что у человека из-за него впервые начинаются галлюцинации, независимо от того, с чем он сюда попал. Я здесь уже через все прошла, все знаю. В первый раз я сюда попала, потому что следовала неверной теории контроля мыслей, ходила в секту, невнимательно читала Священное Писание. Была еще несчастная любовь, ну да, я в этом сама разберусь. Под конец же я испытала на себе и голоса, и страхи, и депрессию. А теперь, думается, мне припишут еще манию, потому что я очень хочу выйти отсюда.
    входит врач-психиатр
    Врач-психиатр. (любезно) Вы к нам?
    Олжас. Да, госпожа доктор, я от Президента, но в начале я хотел бы поговорить с больной.
    Врач-психиатр. Нет, нет, с больными у нас разговаривают только родственники, и то, только когда нет карантина, а про проверку вы нас предупредили бы заранее! Мы бы вам такой марафет здесь навели! Проветрили бы от табака туалет, так чтоб вы верили, что у нас не курят. Мы его закрываем в таком случае ради святого дела на целых два часа, а для отделения в сто человек ставим маленькое судно! Девочек бы с постелек подняли, умыли, одели, причесали бы, постельки заправили бы, все как полагается. Вам бы понравилось (подмигивает)! А так - что? Больные у нас несознательные, с ними что разговаривать?
    Больная. Дядя, помоги мне. Я солнце хочу увидеть, свежего воздуха глотнуть. Я здесь уже полгода. Гулять нас не водят. Трудотерапии у нас нет. А вязки не успокаивают. От них только больше ненависти и подавленности. Мы целыми днями спим и деградируем.
    Врач-психиатр. Ты, моя золотая? Как, кстати, у тебя дела? Что-то у тебя пульс какой-то учащенный? Все нормально? Голосов, страхов, галлюцинаций, мыслей о самоубийстве нет? Вам не кажется, что за вами следят, прослушивают вас?
    Больная. Господи, я скоро здесь окончательно сойду с ума! Если Христос не воскреснет, пиши пропало.
    Врач-психиатр. Ну вот, снова о Христе заговорила, придется тебе еще немножко полежать. (санитарке) Отвести ее на вязки. Два кубика амнезина, галлюперидола и христалепта, чтобы спала до послезавтра и стала шелковая, как все мы, атеисты. (Олжасу) Христалепт - это новый препарат, испробуем на ней.
    Олжас. Погодите, вы (санитарке) сказали, что на свободе она нарушает право выбора других, это что значит?
    Санитарка. Она учит всех, как жить, когда боится, что ее снова несправедливо положат в больницу. Она думает, что это поможет ей. Она говорит, что сама во всем разберется.
    Олжас. Так, может, поверить ей и не класть больше в больницу, чтобы она перестала учить и бояться?
    Врач-психиатр. Такого наука еще не знает. Но вы не беспокойтесь (подмигивает). У нас все по высшему разряду!
    Олжас. (в сторону) С этой лисой лучше не иметь никаких прямых дел. Побреду-ка я отсюда. Впрочем, она не виновата. В чем же причина?.. Она говорила о науке... Загляну-ка я в школу.
    Сцена 6-ая
    Олжас. Здравствуйте, здравствуйте, уважаемые учителя и ученики средней школы номер пятьдесят шесть! У вас здесь что, капитал -шоу "Поле Чудес" сегодня?
    Учительница. Нет, что вы? У нас сегодня ЕНТ. Ребята выбирают правильную шкатулку, чтобы выиграть приз - путевку в жизнь. Вопрос первого тура: от кого произошел человек? Варианты ответа:
    шкатулка а) от обезьяны;
    шкатулка б) человек создан Богом;
    шкатулка в) иные теории.
    (в микрофон) Ребята, еще раз повторяю, приз находится только в одной шкатулке!
    Олжас. То есть вы хотите сказать, что в школе человек делает свой первый нравственный выбор? Если человека создал Бог, тогда, конечно, человек имеет ответственность перед всеми, если человек произошел от обезьяны, это снимает всякую ответственность перед другими, делай что хочешь. Каков же будет твой выбор, Алуа?
    Учительница. (с микрофоном) Шкатулки в студию!
    звучит музыка, высокая девушка выносит шкатулки
    Алуа. Если человек сделает правильный выбор, ему дается путевка в жизнь, он сможет зарабатывать деньги. Я выбираю "а", обезьяну.
    Учительница. Не забывайте, что нас снимают камеры, ребята. Улыбайся, Алуа!
    Алуа. (открывает шкатулку) Проходной балл! (звучит радостная музыка) Я победила! (сильно и в открытую радуется)
    Серик. Теперь я!
    Учительница. Шкатулки в студию!
    звучит музыка, высокая девушка выносит шкатулки
    Серик. Я еще не во всем уверен. Әке, конечно, будет ругаться, если я не заработаю денег... Но нет, я еще ничего не знаю, мне надо подумать.
    Учительница. Поторопись, Серик, на ответ дается не больше пяти секунд. Ну, пан или пропал?
    Серик. Я поторопился, Гуля Кенесбаевна, извините, я лучше потом отвечу.
    Учительница. Но все должны в десятом классе уже сделать свой выбор. В пятнадцать лет надо уже знать ответы на вопросы, которым люди, бывало, посвящали целую жизнь.
    Серик. Тогда я выберу "иные теории", чтоб әке не так сильно ругался.
    открывает шкатулку, звучит средняя по радости музыка
    Учительница. Пятьдесят баллов! Поздравляю! Это проходной балл! Не огорчайся, ты будешь все-таки зарабатывать деньги, хоть и меньше, чем Алуа. Жулдыз Жуматаева, твой выбор!
    Жулдыз. Мне әжека всегда говорила: "Бойся Аллаха, имей терпение, не действуй поспешно." Я должна выбрать "б" - Бога.
    открывает шкатулку, звучит музыка как при поражении
    Учительница. К сожалению, вы не набрали проходной балл. Придется вам работать всю жизнь, Жулдыз.
    Жулдыз. Слава Богу, моя әжека тоже всю жизнь работала. Спасибо.
    Учительница. Ну, ребята, кто еще хочет зарабатывать деньги? Подходите, не стесняйтесь, делайте свой выбор! Первый тур продолжается!
    Сцена 7-ая
    Олжас. Мне становится кое-что понятным. Но все же, где же произошла ошибка?..
    идет по улице, к нему подбегают дети
    Дети. Олжас-аға! Олжас-аға! (обнимают его)
    Олжас. *Сәлем, балалар! Қалыңыз қалай? (*Здравствуйте, дети! Как у вас дела?)
    Дети. Жақсы, хорошо, дядя Олжас!
    Девочка. Дядя Олжас, а моя сестра ходит с одним взрослым мужчиной. Он приезжает за ней на тойоте и они ходят по ресторанам, а потом встречаются в съемных квартирах и расходятся.
    Олжас. Встречаться в шикарных квартирах и ходить по ресторанам - это не любовь. Ваши бабушки и дедушки соединялись на всю жизнь, чтобы растить детей, воспитывать новое поколение.
    1-ый мальчик. Скажи, аға, а противоестественным сексом они занимались?
    Олжас. Самым противоестественным сексом для казахов всегда была война. Этим они не занимались.
    Другой мальчик. Скажи, аға, а сидеть в машине с откидным верхом, обниматься, толкать, колоть и стискивать друг друга -это тоже противоестественно?
    Олжас. *Иә, балалар. (*Да, дети.) Это все равно, что зарезать кобылу, а из мяса сделать не қазы, а самому себе заразу и тогда получаются не қазақтар, казахи, а салақтар, неряхи. Да и слова "похоть" я не могу припомнить в казахском языке. Его можно перевести только так: "*махаббат жоқ, секс бар".(*Любви нет, секс есть.) Остерегайтесь этого, ребята.
    1-ый мальчик. Дядя Олжас, а я, когда вырасту, стану как Абдыкалык Тариханов.
    Другой мальчик. Абдыкалык Тариханов предал свою невесту. Я ему руки не подам.
    1-ый мальчик. Тогда я буду как собачка Белка, она первой полетела в космос.
    Девочка. А я буду как вы, дядя Олжас!
    Другой мальчик. Но ты же девочка!
    1-ый мальчик. Ну и что? Девочки тоже могут быть как мальчики!
    Олжас. Конечно, конечно, ребята.
    Девочка. А во что вы сейчас играете, дядя Олжас?
    Олжас-ага. Я играю в разведчиков. Ну-ка, кто первее соберет сведенья о вражеском стане? Раз, два, три, последний вышел из игры!
    все разбегаются
    Действие II
    Cцена 1-ая
    Олжас Ахметов, дети
    Олжас. Ну что, ребята, видел ли кто из вас врага?
    Девочка. Я видела тетю Алму, она торговала яблоками, а на весах у нее была передвинута стрелка вперед. Но она не показывала это, а старалась быстрей поставить чашу на весы.
    1-ый мальчик. А я видел дядю Рената. Он заставил весь подъезд поставить домофон на входную дверь и, когда прикладывает ключ к нему, чтобы войти, постоянно оглядывается, как будто что-то прячет в своей квартире.
    Другой мальчик. А мне соседка надавала пониже спины за то, что я кричал на улице. Ох, и тяжелая у нее рука! (плачет)
    Олжас.Ну, не плачь, малыш. Что же нам делать, ребята? Видели ли вы главного зачинщика?
    Дети. Нет, не видели.
    Олжас. Точно?
    Ребята. Точно.
    Олжас. Что-то мне не верится. Всегда есть главный возмутитель спокойствия. Кто подал пример тете Алме? Кто первым начал ставить домофоны? Кто научил женщину драться? Может, это вы?
    Дети. Нет!
    Олжас. А, может, это я?
    Дети. Не зна-аем.
    Олжас. (к зрителям) А, может, это вы?
    Зрители. (?)
    Олжас. (реакция в зависимости от ответа) Что-то здесь не то, и нам нужно обязательно узнать причину наших бедствий.
    Девочка. Знаю-знаю! Мы в садике учили стихотворение Абая! Он говорит:
    Ғылым таппай мақтанба,
    Орын таппай баптанба,
    Құмарланып шаттанба,
    Ойнап босқа күлуге.
    Бес нәрседен қашық бол,
    Бес нәрсеге асық бол,
    Адам болам десеңіз,
    Оған қайғы жесеңіз.
    Өсек, өтірік, мақтаншақ,
    Еріншек, бекер мал шашпақ -
    Бес дұшпаның, білсеңіз.
    Талап, еңбек, терең ой,
    Қанағат, рақым,ойлап қой -
    Бес асыл іс, көнсеңіз.
    1-ый мальчик. Я переведу!
    Не изучив науку, не хвастай,
    Не найдя место, не ухаживай за собой.
    А можно еще перевести так: не определившись, не начинай.
    Пристрастившись, не радуйся.
    Чтобы, играя, не смеяться попусту.
    От пяти вещей держись подальше,
    К пяти вещам будь поспешлив.
    Человеку
    Они причиняют горе:
    Сплетня, обман, хвастовство,
    Лень, расточительство -
    Пять твоих врагов, лучше знай.
    Стремление, труд, глубокая мысль,
    Довольство малым, милосердие, обдуманное действие -
    Пять благородных дел, лучше согласись.
    Сцена 2-ая
    Олжас прикорнул у деревьев
    Голоса. Олжас! Олжас!
    Олжас. Кто меня зовет?
    Голоса. Это мы, деревья. Нас мало осталось, и мы просим тебя, скажи людям, чтобы они не вырубали нас, а, наоборот, как можно больше нас сажали. Мы легкие земли.
    Другие голоса. И мы просим, чтобы люди не убивали нас!
    Олжас. А вы кто такие?
    Другие голоса. Мы - мухи! Наши личинки во время войны лечили раны бойцам. А теперь люди отказываются с нами делиться пищей.
    Голос. Олжас, Олжас!
    Олжас. А ты кто такой?
    Земляк (появляется из-за деревьев, грязный) Я твой земляк. Дай мне пару червонцев на водку.
    Олжас. Всем от меня что-то нужно. А ты, брат, пойдешь со мной в вытрезвитель. Только где в степи найдешь вытрезвитель? Попробуй лучше больше не пить. А здесь, знаю, есть трава, которая помогает при любом отравлении. Смотри по направлению моей руки и иди туда.
    Земляк. Спасибо, земляк. (Идет и падает в траву, куда показал Олжас.) Мне хорошо, земляк!
    Олжас. Да, земляк.
    Земляк. Я снова ясно мыслю, земляк!
    Олжас. Да, земляк.
    Земляк. И голове легче, земляк!
    Олжас. Да, земляк. Это земля, земляк. Что бы мы делали без земли? Она нас лечит. Она дает нам силы и пропитание, напояет и одевает нас.
    Земляк. Я переберусь сюда, земляк. Буду возделывать землю и пасти скот. И все у меня теперь будет хорошо.
    Олжас. В добрый час, земляк.
    Земляк. А все, что не от земли взято, спиртное, марихуана, я бросаю вам вызов, ибо я от земли взят.
    Олжас. Да, земляк, мы все тебе поможем.
    Земляк. О, Аллах! Благослови эту землю и произрасти из нее каждому по потребности, каждому по способностям!
    Олжас. Аминь.
    Земляк. Я люблю Тебя, Аллах, и прошу у Тебя прощения за все свои грехи. Очисти меня и исцели!
    Сцена 3-ья
    Кабинет Президента страны
    Президент, помощники, Супруга Президента, Верховный Судья
    Президент. Введите нарушителей!
    вводят Архата Есипбекова, Абдыкалыка Тариханова и Тынышпека Асылбекова
    Президент. Который из них Тынышпек Асылбеков?
    Тынышпек Асылбеков. *Мен ғой. (*Я же.)
    Президент. Встань от меня подальше. Я не могу видеть тебя. Почему ты не любишь свою маму?
    Тынышпек Асылбеков. *Кешіріңіз, кешіріңіз. (*Простите, простите.)
    Президент. Который из них убил тестя?
    Архат Есипбеков. Это я. Только не убил, а обокрал.
    Президент. А ты подойди поближе. Ты думаешь, что убить и обокрасть - это не одно и то же? Твой тесть ранен дважды - в руку и в сердце.
    Абдыкалык Тариханов. А мне куда встать? Какое мне будет наказание?
    Президент. А, Абдыкалык Тариханов? Где твоя невеста?
    Абдыкалык Тариханов. У меня ее нет. Я ее предал.
    Президент. Вот ты сам себя и наказал. Теперь ни одна невеста за тебя не пойдет. Стой там, где стоишь, и не двигайся с места! Будете стоять здесь со мною сегодня весь день.
    Президент работает. Нарушители некоторое время стоят рядом.
    Олжас (в дверях). Разрешите доложить, товарищ капитан!
    Президент. А, Олжас! Входи-входи! Ну, что, ты нашел причину наших несчастий?
    Олжас. Да, господин капитан! Я долго искал главного зачинщика, из-за которого весь сыр-бор в нашей стране, но по-моему, каждый из нас и есть главный зачинщик всех бед. Я не могу уследить за каждым, поэтому каждый из нас должен сам следить за собой.
    Президент. *Дұрыс. (*Правильно.)
    Олжас. В своем стремлении уйти от любой ответственности мы дошли до ручки. Мы запираемся в своих домах, едим химикаты, бьем своих детей, делаем вид, что ходим на работу, и на самом деле плюем на всех и на вся.
    Президент. Дұрыс.
    Олжас. Мы засоряем землю, вместо того, чтобы возделывать ее, убиваем животных и растения, и скоро нам, если мы сохранимся как вид, будет нечего есть, если мы не начнем о себе заботиться.
    Президент. Дұрыс.
    Олжас. Наши жены и дочери пустились во все тяжкие и, чтобы все вернуть на круги своя, нам нужно вспомнить, кто мы и откуда взяты.
    Президент. Я тоже об этом думал, Олжас. Но, как ты думаешь, не развратит ли это слишком людей, если мы каждому дадим полную свободу поступать, как он хочет, если он будет уверен, что делает все правильно?
    Олжас. А моя дубинка на что, капитан? Никто не уйдет от Закона, если что.
    Президент. Ну, ладно, ты не особо со своей дубинкой. Запиши-ка лучше в таком случае следующие указы:
    - Побудить людей любить и беречь себя.
    - Гуманизировать систему наказания в случае, если люди себя беречь и любить не будут.
    - Всех простить и понять.
    Верховный Судья. А с этими что делать, господин Президент?
    Президент. Строгую епитимью: поклоны и чтение Корана, Библии или Канджура на выбор.
    Супруга Президента. Уж простите их, Президент!
    Президент. Я бы их простил, но наказание не так уж горько. Но, чтобы это было им не обидно и не страшно, я поделаю это вместе с ними! Вперед, моя страна!
    Эпилог
    Любой из актеров
    Коль кто-то в этом зеркале найдет
    Погрешностей своих отображенье
    И пожелает мщенья в свой черед,
    Не находя бессмыслицы во мщеньи,
    Мы просим их смягчиться, снять налет,
    Поговорить с собой в уединеньи,
    В своих поступках дать себе отчет,
    А за указку просим извиненья.

    Чего хочет Бог
    И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма; сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю.
    Сцена 1-ая
    Свидетели Иеговы

    Миссионер. (догоняет Его) Вы знаете? - у Бога только одно имя. Вы должны вступить в нашу Церковь, иначе Вы погибнете, не зная этого имени. Но чтобы узнать Его Имя, Вы должны тут же на месте заплатить нам сто долларов, принять нашу религию и получить в подарок наш журнал, иначе Вас поглотит черная Земля.
    Бог. Успокойтесь, пожалуйста, я никому не хочу зла. В Моей власти так же распахнуть или сомкнуть зев земли.
    Миссионер. Хотите сказать, что Вы выше Иеговы? Мы-то все знаем, а вы нет. Но, может быть, Вы хотите хотя бы поизучать Библию с нами?
    Бог. Я и так всегда с Вами. Я и есть Библия. Давайте не будем терять время и сами поизучаем Библию. А то, пока мы ходим по улицам, кто-то ее уже изучит лучше нас. А когда мы сами станем достойными доверия, кто-то сам к нам обратится за помощью.

    Сцена 2-ая
    Символ Меры
    Батюшка. Я очень рад, что Вы пришли в нашу секту. Прослушайте Символ Нашей Меры. (читает с листа) Символ Меры. Собор вселенских святых. (сцены драк были опущены в целях соблюдения правил составления Церковных канонов). Итак, вот символ нашей меры:
    Первый член:
    -благодать-запугать
    Второй член:
    -причащать-привязать
    И третий член:
    -прощать-наказать.
    Каждый, кто хочет вступить в нашу секту, должен прочесть символ этой меры и повторять его каждое утро и никогда ее не переступать. Это вроде кодировки. Недаром наши люди по мере каждодневного повторения Символа нашей Меры становятся все более нелюдимыми, неприветливыми, грубыми. Символ нашей Меры заставляет всех держать ухо востро. Я вижу, Вас это удивило, особенно, третий член нашей меры? Что ж, начнем разбор Символа Меры именно с него.
    Итак, прощать-наказать. Когда человек приходит к тебе за прощением, надо наложить на него руки и наказать за то, что он не приходил раньше или пришел или больше не придет. Случаев всех не предусмотришь, но ведь сказано: по мере Вашей да будет Вам.
    Бог. Вы уверены, что в Писании не было опечатки? По-моему, там сказано "по вере Вашей да будет Вам"?
    Батюшка. Да, это так было изначально. Но святые отцы установили, что слово это надо понимать именно так - "мера". То есть, по мере Вашей да будет Вам. Если человек, например, принесет на прощение доказательство существования Бога, надо его отчитать, отругать, наказать, чтобы не преступал меры своей и меры отцов своих.
    Бог. А если он не послушается и все-таки переступит? Ведь известно, что каждое новое поколение превосходит меру отцов своих.
    Батюшка. Ну, я не знаю тогда, что мы сделаем с ним. Скрутим его, очерним, не благословим, отлучим и похулим. Пусть превосходит хоть свою, хоть чужую меру. Главное, чтобы не превосходил меры нашей.
    Бог. Я вижу, ваша мера - это ваша лень. А как же насчет первого и второго Символа Вашей Меры?
    Батюшка (прищуривается) С какого члена лучше начать - с первого или второго?
    Бог. А что от этого зависит?
    Батюшка. Мы никогда не говорим напрямую. Мы привыкли к уже готовым, на редкость косным, постулатам. Так легче, в этом символ нашей меры. Начну я со второго члена, так как не уверен, задумали вы что-то против моей меры в этот раз или нет.
    Причащать-привязать значит внушить человеку, что он живет только за счет того, что еще ходит в Церковь, даже, пускай, хотя бы помнит о Церкви в меру свою. Это тоже добродетель - постоянно думать о Церкви, зависеть от батюшек, бежать через все житейские препятствия к нему на прощение, независимо от того, в какой точке земного шара он находится. Иначе мера наша не выдержит. Мы разоримся. Поэтому на нашем Соборе Вселенских Святых, когда мы выбирали между причащать-привязать и отпускать-пустовать мы выбрали все-таки причащать-привязать. Даже наши отцы умирали из-за меры своей, будем ли мы нарушать их меру?
    Бог. Да, это правда. Никогда ее не нарушайте. Мера святых отцов - это их мера. Говорят же, что у каждого своя мера. Расскажете ли вы про первый член?
    Батюшка. Да. Первый член - благодать-запугать. Это сейчас самое больное место в нашей церкви. Вы слышали о таком святом отшельнике, как Лобсанг Рампа? Он говорит, что мы вечны, что мы живем много жизней, что ада нет, что мы все равны перед Богом. Он говорит, что наша природа божественна. Этот человек - Посланник Божий, Он много чудес творит, много народа идет за ним. И мы решили, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь наш народ погиб. И всякого, кто его исповедует, мы отлучаем от Церкви, как во времена отцов наших.
    Бог. Спасибо. Это, верно, сущее наказание - Новый Завет. Никогда нельзя принимать ничего нового, чтобы не переступать меру свою.
    Батюшка. Вот именно. Что хорошо в символе нашей меры, это то, что все эти пары противоположностей можно чередовать между собой и получать все более новые смыслы, оттенки, значения, а значит, возможности.
    Например: прощать - запугать
    причащать-наказать
    благодать-привязать
    И так до бесконечности.
    Бог. Да, хорошо. Ловко придумано. Видно, что Вы не придаете слишком много значения форме, а именно суд, милость и веру оставили, не то, что фарисеи, которые распяли Христа.
    Батюшка. Ну, конечно. Если бы мы были во времена отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков и Иисус Христос не сказал бы нам дополнять их меру.
    Бог. Да. Эта мера вам была бы не по силам. А как же, Вы говорили, что во время обсуждения Сивола Меры происходили драки, что эти сцены были опущены из Символа Меры согласно правилам составления Церковных Канонов. Что же произошло, вы можете сказать?
    Батюшка. Сказать-то могу, но я должен быть уверен, что не преступаю меру свою. Одну минутку. (отходит, совещается с одним священником). Готово. Разрешено сказать, что все эти конфликты уже разрешены.
    Бог. Спасибо. Но все-таки, между нами, что было?
    Батюшка. Одну минутку. (отходит, совещается с другим священником) Готово. Разрешено сказать, что все эти конфликты были угодны Богу, и чем они кровавее, тем Богу это приятней. Господь любит, когда люди дерутся, наносят удары во внутренности чрева и заушают друг друга. Это Ему приятно. Если люди дерутся, теряют ум, терпение, совесть и веру, здоровье и даже жизнь, значит, они идут по верному пути, ими руководят справедливые чувства и им, значит, с лихвой хватит сил и возможностей дойти до цели. Это угодно Богу.
    Бог. Позвольте с Вами не согласиться, дорогой отец Никодим. Богу очень прискорбно слышать эти слова. Господь, наоборот, учил любить всех братской любовью, быть Его праведными рабами, братьями. Если мы друг друга перебьем только из-за того, что у каждого из нас своя мера, с кем же мы будем тогда петь, веселиться и плясать на протяжении целой вечности?
    Батюшка. Да, это правда. Пляски у нас давно запрещены.
    Бог. Это очень прискорбно. Умеренная пляска нисколько не вредит. Наоборот, бывает приятно иногда покружиться как шар, чтобы порадоваться какому-то событию.
    о. Никодим. Да, я согласен с этим. Мне приятно говорить на такие темы, спасибо, говори со мной еще, честный отче. Но одного я не могу понять, Господь, а я понял, что это именно Ты сошел ко мне, чтобы испытать меру мою, для чего ты создал женщину? Ведь это же тяжкий грех, исчадие ада, виновница всех бед, низшее существо, скудельница соблазна, сокрушение духа. Если бы не они, я не скрылся бы на этом острове и не начал вопить к Тебе.
    Бог. Я слышал твой вопль, старец. Поистине, от этого вопля облысели сосны Валаамские. Я этого не хотел. Но позволь, я Сам разберусь со своим скудельным сосудом. Женщины себя еще покажут. Ты будешь доволен ими. Женщина станет такой соратницей мужчине, каким соратником Он никогда не был Мне.
    о. Никодим. Спасибо Тебе за эти слова. Я буду уповать на Тебя единого.
    Бог. А теперь, Никодим, послушай Символ Моей Меры, давай, раз уж мы затронули эту тему, завершим ее до конца. А Символ Моей Меры - это выслушать любого, даже самого падшего в Моих глазах человека, когда он приходит за прощением, к какой бы мере он ни принадлежал. Восхититься тем, что он знает, даже если это противоречит даже самым косным постулатам моей меры. Понять его, снизойти до его меры и похвалить за то, что он уже умеет, и пожелать ему добра. Если же я беру на Себя смелость давать кому-то совет или наставление, я прежде всего проверю это на Себе. Я проверю, исполняю ли это Я Сам. Поставлю Себя на место этого человека, проверю, готов ли я Сам такое принять. Я проверю, готов ли человек такое понять, хочет ли он именно этого и чего он хочет и дам ему именно то, что он хочет и готов понять. Я буду разговаривать на Его языке, на том языке, какой он знает, и учитывать особенности его менталитета. Ведь к разным народам в свое время Я посылал разных Учителей, все люди же разные. Все верят в Меня по-разному и Я создал для них разные религии. Это причинит человеку боль, если я буду заставлять его следовать Моей вере, начну опровергать его веру. Поэтому я изучаю все меры и Мне очень больно, когда люди спорят о верах. Неважно, во что верит человек. Если он поступает с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с ним, он получит свое, когда представление подойдет к концу. Когда человек приходит ко Мне за прощением, Я буду судить его по тому, что Мной ему было дано уже знать до этого и напомню ему все остальное, чтобы он больше не грешил. Мы должны любить друг друга, беречь, прощать и понимать друг друга. Нужно еще, чтобы каждый из нас научился думать и решать все Сам.
    о. Никодим. О! Такого мы еще не знаем, но обязательно применим это в своей жизни. Это очень, очень Хороший Символ Меры.
    Сцена 3-ья
    Журналистика
    Где будет труп, там соберутся орлы.
    Матфей 24:28
    Бабушка. Внучек, беда, детский аттракцион перевернулся, а там моя внучка скакала. Помоги, пожалуйста.
    Журналист. Ух, ты! Аттракцион, говорите, перевернулся, а где это такая редкость случилась?
    Бабушка. Да вот, за углом. Такая беда!
    Журналист. Это очень хорошо, баба. Спасибо, что сказала. Я очень, очень рад. Съемочная группа, на старт, внимание, марш! Я давно не писал репортажей о трагедиях. Крови, мяса много? Палароид возьмет?
    Бабушка. Какой палароид? Внучку придавило. Подсоби поднять эту агромадину со своей командой. Вас много, а нас несколько человек, в основном престарелые.
    Журналист. Подожди, баба, надо сначала все сфотографировать, поговорить с очевидцами. Выяснить, кто хозяин этого аттракциона. Съемочная группа, взять след! Сейчас мы такое напишем. Сейчас мы такое напишем! Обалдеете, закачаетесь! Отойди, баба, в сторонку! Опишем в самых черных красках! Поставим подножку правительству, всех свергнем, разрушим мир до основания, узнаем, чьих рук это дело.
    Съемочная группа. (камера на бабушку) Итак, мы видим родственников пострадавших. Посмотрите, какие хмурые, обманутые лица. Никто не ожидал падения аттракциона. Никто не знал, что такое может случиться. За аттракцион были заплачены деньги. Спасательная группа еще не выехала. Кто-то должен за это заплатить.
    Голос внучки. Бабушка, помоги!
    Голос мальчика. На помощь!
    Бабушка. Радость моя, мы идем к тебе! Старики, ухнем! (старики сами вместе поднимают, переворачивают и ставят на место аттракцион)
    2-ой журналист со своей съемочной группой с другой стороны улицы (поддвигаются очень быстро) И вот мы видим, как внутренний потенциал человека, его сверхъестественные способности преодолевает любой мыслимый предел всех его возможностей. Три старика, три старика поднимают, переворачивают и ставят на место аттракцион! Такое же мы видели три дня назад, это уже входит в нашем городе в обычай.
    Все расходятся.
    3-ий журналист со своей съемочной группой. Подождите, подождите! А что здесь было? Никто не слышал? Никого, случайно, не арестовали? Эти черти с коммерческого телеканала нас опять опередили. Пойдем дальше, порыщем везде, где видит глаз. Может, под нашим давлением сегодня кого-нибудь все-таки арестуют?.. (уходят)
    Последний член его съемочной группы. (вослед) Послушай, Ян, бросай эту свою уголовную рубрику. Мы уже второй день с пустым брюхом...
    Сцена 4-ая
    Ученые
    Бог. А это я заглянул к ученым? Чем занимаетесь, братья?
    Ученый. Да вот, второе тысячелетие бьемся над законом «поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой». Мы не можем понять, как работает этот принцип, почему всегда исполняется правило: «что посеешь, то и пожнешь». Все наши науки, ремесла, искусства стоят на месте. Полстраны сослано в сиротские приюты, детей воспитывает коммунистическое правительство, еще половина страны заперты в интернатах для инвалидов и престарелых. Остальная часть населения бродит в рассеянии, шепчась, подходя к пророкам и передавая друг другу тревожные пророчества. Душевнобольных лечат химическими ядами, которые притупляют их ум и делают вообще неспособными излечиться самостоятельно. Нашей цивилизации приходит конец, а мы так и не поняли, что от нас требовалось.
    Бог. Брат, если ты ударишь другого, будет ли он тебя любить?
    Ученый. Нет.
    Бог. А если ты сделаешь добро, даже врагу, не проникнется ли он со временем доверием к тебе и не ответит ли добром?
    Ученый. Ответит.
    Бог. В таком случае «поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой» - это закон простой очевидности. Чем бережнее ты относишься к человеку, тем больше он будет тебя любить и уважать. Если же ты навредишь, этот вред обратится против тебя. Это простые законы жизни и смерти, законы существования, их просто глупо отрицать. Еще глупее пытаться их подтвердить. Это похоже на то, как если бы мы говорили: «Правда ли то, что мы есть?» То, чего нет, не может быть доказано, то, что есть, в доказательствах не нуждается. Если нам нужно подтверждение, мы должны просто сказать: брат, ущипни меня, это правда то, что я вижу? Щипок, как знали все древние, возвращает к реальности.
    Ученый. Но почему невозможно ничего получить, прежде не отдав?
    Бог. Потому что целое состоит из частей, и все эти части взаимозависимы. Одна часть, или одно существо не могут жить сами по себе, без помощи других частей или существ. Никто из нас не может обойтись без посторонней помощи. Во всем нам нужны совет, поддержка или подтверждение. А поэтому нам обязательно надо отдавать первыми, чтобы быть способными получить. Это все равно, что младенец, сосущий материнскую грудь. Если он не поработает соответствующими частями, молоко не польется из материнской груди.
    Ученый. Эврика! Какие мы ослы! Если мы введем эти слова в компьютер, весь мир будет автоматически спасен!
    2-ой ученый. (печатает) Ты уверен? Так и писать: какие мы ослы?
    Ученый. Да нет, я имею в виду не те слова, что я сказал, а те слова, которые сказал нам этот джентльмен. А где же он?..
    Просмотров: 298 | Добавил: Vbochkareva | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]