Суббота
16.11.2019
02:38
Категории раздела
Проза [2]
Поэзия [19]
Эссе [9]
Сочинения [14]
Сказки [3]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 400
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Литература в школе. Ученики. » Эссе

    Физики и лирики алма-атинской школы № 15 в воспоминаниях выпускников 1976 года
    Физики и лирики алма-атинской школы № 15 в воспоминаниях выпускников 1976 года

    Что-то физики в почете.
    Что-то лирики в загоне.
    Дело не в сухом расчете,
    дело в мировом законе...
    Борис Слуцкий, 1959 г.

    В 1959 году на страницах газеты "Комсомольская правда" началась знаменитая дискуссия между физиками ("технарями") и лириками ("гуманитариями"), которая была подхвачена большим числом выдающихся людей того времени и продолжалась длительное время в различных форматах от публичных диспутов и статей в периодических изданиях до споров на кухнях и в курилках. Отголоски этих споров были слышны и в 70–80-е годы 20-го века.
    В том же 1959 году аналогичная тема стала актуальной и в странах Запада.
    Таким образом, с начала 60-х годов в мире существовало не только противостояние социально-политических систем, но и уникальное "противостояние физиков и лириков", которое не обошло стороной Алма-Ату.
    Нам, выпускникам средней школы № 15 1976 года, суть этих споров оказалась понятна и интересна уже в старших классах, когда пришел наш черед делать свой выбор будущего жизненного пути.
    Мы учились в одной из трех существовавших тогда в городе специальных школ с преподаванием ряда предметов на английском языке (первый "английский" выпуск состоялся в 1971 году), что, казалось бы, должно было направить нас на гуманитарную стезю. В то же время, в школе еще были крепки традиции и работало много преподавателей с тех пор, когда она имела политехнический уклон, и многие выпускники выбирали для поступления технические вузы или факультеты точных наук в университетах всего Советского Союза.
    Школа № 15 носила имя В. И. Ленина, была на особом счету, и поэтому педагогический состав в ней складывался путем тщательного отбора. Впрочем, и будущим первоклашкам тоже требовалось сначала пройти через сито собеседования, чтобы попасть в нашу школу, куда набирали лишь два параллельных класса – "А" и "Б". Правда, начиная с 9-го класса у нас появился еще и параллельный класс "В", в основном сформированный из бывших учеников восьмилетней школы № 16, захотевших получить полное среднее образование.
    В первые же учебные дни в 9-м классе произошло знакомство с двумя новыми для нас преподавателями, которые вели занятия в расположенных по соседству кабинетах физики и литературы. Если кабинет литературы был стандартным для всех алма-атинских школ и отличался от других лишь висевшими на стенах портретами писателей, то кабинет физики манил таинством техники и новых технологий.

    Л.В.Горбунова
    На уроке литературы в кабинет вошли директор школы и новая учительница. Представив нам Людмилу Вячеславовну Горбунову, директор удалилась, а преподаватель приступила к знакомству с классом. Как оказалось, кое-кто среди нас помнил ее – когда мы учились в начальной школе, Людмила Вячеславовна, уже имевшая диплом филологического факультета КазГУ, не могла устроиться на работу учителем и вела группу продленного дня, которую посещали некоторые из нас, а также заведовала школьной библиотекой. Затем она работала в другой школе, но летом 1974 года вновь вернулась к нам в 15-ю уже полноценным преподавателем литературы в старших классах. Ближе к концу урока мы получили совершенно неожиданное и интригующее задание: написать домашнее сочинение на тему "Яблоко Париса", обосновав, что выбрал бы каждый из нас, окажись он на месте пастушка-царевича, – власть, славу или любовь. При этом новая учительница объяснила, что таким образом хочет узнать нашу способность излагать собственные, не заимствованные из учебника мысли и суждения. Подобный подход многим понравился, и после первого же урока те, кто обменивался мнениями, признали, что учиться у нее может быть интересно.

    М.И.Лозоватский
    Не менее запоминающимся стал для нас и первый в 9-м классе урок физики, который вел один из столпов преподавательского коллектива школы – Михаил Исаакович Лозоватский. В предшествовавшие годы нам доводилось бывать на уроках в кабинете физики, но с этого момента специализированный кабинет, в котором Михаил Исаакович был царь и бог, превратился для нас в место, куда до окончания школьных дней одни шли почти как на Голгофу, а другие – с интересом и радостью: ведь помимо обязательных уроков там проводились увлекательные дополнительные занятия и работали кружки технического творчества. На уроке Михаил Исаакович возвышался над нами, стоя на подиуме, рассматривая каждого через очки с плоско-выпуклыми линзами и перемежая свою речь шутками-прибаутками, которые поначалу нас забавляли. Познакомившись с классом, в конце урока он попросил некоторых учеников прийти к нему в кабинет после занятий. Собрав нас, учитель дал для решения несколько письменных задач по физике, побеседовал с приглашенными учениками и оценил результаты предварительного знакомства. Некоторых он отметил, как подающих надежду, но были и разочарования. В адрес одного из школьников, вопреки семейной традиции увлекавшегося не физикой и математикой, а историей, прозвучала фраза, запомнившаяся на всю жизнь: "Да... Ты – не Рио-де-Жанейро! Вот твои братья были зубробизоны..."
    Хотя кабинеты физики и литературы разделяла лишь стенка, ученики чувствовали огромную разницу между ними, попадая в абсолютно разные миры знаний, представленные настолько различными учителями.
    На протяжении последних двух школьных лет мы непроизвольно ощущали некую конкуренцию между Михаилом Исааковичем и Людмилой Вячеславовной, стремившимися увлечь учеников каждый своим предметом и тем самым вольно или невольно перетянуть в стан "физиков" или "лириков". Вместе с тем между этими нашими учителями существовали добрые и уважительные отношения. Учитель физики, студентом попавший в Алма-Ату из Киева при эвакуации во время Великой Отечественной Войны и оставшийся в тогдашней столице Казахстана до конца своих дней, и учительница литературы, приехавшая для поступления в КазГУ из Уральска лет на десять позже, были знакомы с середины 60-х годов. Позже Людмила Вячеславовна не раз вспоминала, что ей всегда было интересно поговорить с Михаилом Исааковичем. Он – физик, который, в отличие от некоторых учителей-словесников, мало что знавших о литературных течениях за пределами школьной программы, мог обсуждать с ней и новинки отечественной и зарубежной литературы, и произведения писателей с уже устоявшейся славой.
    Людмила Вячеславовна, особенно в первые месяцы работы с девятиклассниками, помимо сочинений по текущей школьной программе задавала на дом короткие сочинения на "свободные" и совершенно неожиданные темы. Например, можно было выбрать тему о впечатлении, которое производит ведущий телепередачи "Очевидное-невероятное" (к тому моменту ставшая знаменитой передача существовала еще менее двух лет). Время от времени учительница литературы после уроков собирала в актовом зале учеников нескольких классов и устраивала диспуты с обсуждением того или иного вопроса. Поначалу эти мероприятия, казавшиеся нам пережитком былых времен, не вызывали особого энтузиазма, но на второй-третий раз многие ребята и девушки освоились, и среди нас стали разгораться достаточно горячие споры, во время которых мы учились искать аргументы и контраргументы, преодолевать стеснительность и высказывать свою позицию перед несколькими десятками порою достаточно ехидно настроенных однокашников. Это, несомненно, помогло многим из нас, даже тем, кто лично не ввязывался в спор, в будущем чувствовать себя уверенно при публичных выступлениях перед многочисленной аудиторией.
    В 1974–75-м учебном году Людмила Вячеславовна возродила театр в нашей школе. Постановка нескольких сцен из драмы М. Ю. Лермонтова "Маскарад" в исполнении двух девушек и двух ребят из нашего 9-го "А" и еще одного бывшего нашего одноклассника, которому пришлось перейти в 9-й "В", имела успех не только в стенах школы. Людмиле Вячеславовне удалось на время заполучить соответствующие эпохе костюмы из костюмерной Русского театра драмы им. Лермонтова, благодаря чему создаваемые ребятами образы воспринимались более профессионально, чем в случае обычной школьной самодеятельной постановки.

    Постановка драмы М. Ю. Лермонтова "Маскарад"
    Успех постановки "Маскарада" вызывал энтузиазм участников и привлекал новых потенциальных актеров. К сожалению, планы на постановку пьесы-сказки "Снегурочка" в 1975–76-м учебном году оказались не реализованы из-за вмешательства нашего классного руководителя.
    Несмотря на случившееся, в 10-м классе Людмила Вячеславовна нашла другой способ внеклассной работы и организовала для желающих факультатив по зарубежной литературе. Естественно, что на него ходили в основном девушки из "А" и "Б" классов. Компанию им составляли лишь двое ребят, кстати, впоследствии ставшие филологами.
    На уроках Людмила Вячеславовна оригинально интерпретировала изучаемые произведения. Она раскрывала не только красоту литературы, но давала знания и прививала навыки, необходимые для получения наилучших экзаменационных оценок, так как в конкурсе сочинений всегда ценятся свежие мысли и широта кругозора.
    Например, Чичиков по школьным методикам того времени обычно представлялся как отрицательный персонаж, но наша учительница просила обратить внимание на такие его положительные черты, как сила воли и устойчивость перед соблазнами в детстве.
    Одной из главных задач, которые в 10-м классе Людмила Вячеславовна ставила перед всеми учениками, была подготовка к сочинению при поступлении в вузы. В то время это был обязательный экзамен, не зависевший от профиля вуза или выбранной специальности. Методика преподавания литературы в школе предполагала довольно стандартный набор штампов для анализа тех или иных произведений и оценки персонажей. Поэтому, уже научив нас излагать свои мысли шире рамок школьных учебников, весной 1976 года Людмила Вячеславовна начала готовить нас к вступительным экзаменам и буквально натаскивала писать правильные, выверенные сочинения с учетом общих требований, освежив наши знания не только за 9–10-й, но и за 8-й классы, когда русский язык и литературу у нас вела дама из института усовершенствования учителей, не умевшая увлечь нас предметом.
    Навыки, наработанные стараниями Людмилы Вячеславовны, когда мы писали сочинения по школьной программе и на "свободную" тему, пришлись кстати тем, кто участвовал в районных и городских олимпиадах по литературе. Естественно, пригодились они и всем остальным на вступительных экзаменах и в повседневной жизни, за что мы по сей день благодарны нашей учительнице.
    Уроки физики по углубленной программе, а также проводившиеся Михаилом Исааковичем факультативные занятия университетского уровня, организация работы школьного радиоузла, кружка по новейшей для того времени радиоэлектронике, показ фильмов на школьной 16-мм киноустановке – все это было связано с кабинетом физики и примыкавшей к нему лаборантской, обладавшими особой привлекательной силой для многих старшеклассников.
    Различия между этими двумя школьными предметами чувствовались уже при приближении к помещениям, в которых проводились занятия. Дверь в 39-й кабинет, где проходили уроки литературы, как и двери многих других учебных классов на третьем этаже в крыле, шедшем вдоль улицы Гоголя, хорошо освещалась через окна в коридоре. Дверь в соседний с 39-м кабинет физики, отделенная от освещенного коридора выступавшей из стены опорной колонной, находилась в угловом отрезке, не имевшем окон в простенке напротив. Это создавало особую атмосферу и формировало соответствующее отношение как к месту, так и к учебному предмету: открыв дверь, из полумрака коридора ты оказывался в светлом "царстве науки", воплощением которой была физика.
    На уроках, когда Михаил Исаакович изучал классный журнал, выбирая, кто пойдет отвечать у доски, его прибаутки уже не казались такими забавными, а сердца замирали даже у тех, кто был уверен в своих знаниях – ведь при слабых ответах учеников его язвительные и наполненные литературными цитатами и аллюзиями комментарии достигали цели не хуже низких оценок.
    Наш учитель физики на протяжении нескольких десятилетий пользовался авторитетом у школьников, их родителей и других педагогов благодаря крепким знаниям, которые он давал, а также успешному поступлению большого количества его учеников в технические вузы и их дальнейшим достижениям в научно-технической деятельности.
    В школьном кружке под его руководством при содействии ведущих промышленных предприятий Алма-Аты велись разработки новейших физических устройств. Примером может служить спроектированная и построенная в течение двух лет электронная экзаменационная система по типу современных компьютерных устройств для тестов, которая заняла первое место на Городской физической выставке – 1976.
    Помимо этого наш учитель физики отвечал за текущую работу школьного радиоузла, руководил технической стороной вещания и помогал ответственным школьникам с проведением передач, оставивших яркие и неизгладимые воспоминания у многих слушателей.
    После преобразования 15-й школы в специализированную "английскую", в которой гуманитарный уклон подразумевался по умолчанию, Михаил Исаакович продолжал взращивать будущих физиков и инженеров, с усмешкой относясь к тем, кого не влекут точные науки. Незадолго до окончания нами школы он расспросил учеников нашего класса о том, кто чем хочет заниматься в жизни. Характерен его комментарий на слова о том, что юноша хочет стать археологом: "А, переливать из пустого в порожнее... Но, интересно, действительно интересно..."
    С тех пор как отзвучал наш последний звонок и замолкли аккорды прощального вальса на выпускном вечере минуло немало лет и многое изменилось как в наших судьбах, так и в истории некогда единого государства. О споре физиков и лириков, начавшемся шестьдесят лет назад, ныне мало кто вспоминает, нам же он пришел на ум при анализе результатов поступления в вузы наших одноклассников. Оказалось, что из 14 ребят и 14 девушек, запечатленных на общей фотографии из выпускного альбома, у нас нет сведений о двух одноклассницах. Об остальных, учившихся в вузах различных городов Советского Союза – от родной для большинства из нас Алма-Аты до Нукуса, Москвы, Ленинграда и Риги – мы знаем следующее.
    В языковые вузы поступили пятеро – две девушки и трое молодых людей. Правда, один из ребят предпочел карьеру военного переводчика и после первого курса в АПИИЯ продолжил учебу в Военном краснознаменном институте Министерства обороны СССР (португальский язык).
    На научно-технические специальности поступило девять человек, хотя архитектуру и геофизику, на которых остановили свой выбор двое наших ребят, можно отнести к научно-техническим специальностям, пожалуй, с некоторой оговоркой.
    Большинство же предпочло естественно-научную или экономическую стезю: в медицинские вузы поступили пятеро, один из них оказался на грани точных и естественных наук, решив стать биофизиком; трое выбрали химические факультеты; три девушки получили экономическое образование, а одна изучала технологию пищевой промышленности.
    Спустя годы некоторые из наших бывших одноклассников получили дополнительное образование, став в соответствии с потребностями нового времени управленцами, экономистами или бухгалтерами.
    Сейчас мы живем в разных странах и на разных континентах, но всех нас объединяет память о нашем классе, нашей школе и наших учителях, среди которых особое место занимают Михаил Исаакович Лозоватский и Людмила Вячеславовна Горбунова.

    Вспоминали: "физик" Гульнара Курбанова (идея), "лирик" Олег Лукин (текст) и "естественник" Роман Полочанский (разработка темы)
    Категория: Эссе | Добавил: rpolochansky1 (26.02.2019)
    Просмотров: 89 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]