Пятница
05.03.2021
07:39
Категории раздела
Книга "Я родом из ТЮЗа" [29]
Книга Людмилы Мананникововй "Я родом из ТЮЗа. 2010 год.
"Пьеса прочитана. Ждите премьеры" [35]
"Пьеса прочитана. Ждите премьеры". книга Людмилы Мананниковой. Посвящается 70-летию ТЮЗа им. Н.Сац
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 419
Закладки
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Театр » Книга "Я родом из ТЮЗа"

    Галина Рутковская. ТЕАТР - ЭТО СУДЬБА. Продолжение

    Галина Рутковская. ТЕАТР - ЭТО СУДЬБА. Продолжение

    «Они и мы»

    Галина Юрьевна подробно рассказывает, как режиссер Вадим Иванович Пучкин в тесном содружестве с педагогической частью театра ставил знаменитый спектакль «Они и мы».

    Перед выпуском спектакля иактёры, художник-постановщик Э. Гейдебрехт, В. И. Пучкин, педагоги театра каждый день посещали школы.

    Делали они это по договоренности с гороно и директорами школ города. Сидели на уроках в 9-10 классах. Наблюдали за ребятами во время перемен, в буфетах, присутствовали (как представители райкомов) на заседаниях комитетов комсомола, на комсомольских собраниях, школьных вечерах, олимпиадах. В общем, вживались в атмосферу школьной жизни. Это был совместный «заговор» театра и школы под кодовым названием «До встречи».

    И вот наконец премьера!

    Уже войдя в здание театра, зрители оказывались в своей школьной стихии. «Юный друг! – висело объявление. – Забудь, что ты в театре. Сегодня ты – у себя в школе».

    Действительно, фойе театра вдруг преобразилось в школьный коридор. На стенах висели математические пособия, таблицы, диаграммы, стенгазеты, афоризмы классиков, объявления о собраниях и диспутах.

    Театральный звонок перед началом спектакля и после антрактов сменил школьный звонок-колокольчик.

    Переступив порог зрительного зала, зрители оказывались в классе.

    Оформление сцены трансформировалось из учебных досок. Театральный занавес не работал. Оркестр был закрыт деревянным планшетом. Таким образом, сцена увеличивалась и выступала далеко вперед, в зрительный зал. Ощущение единения: театр – школа, исполнители – учащиеся – было полным. Даже программка спектакля напоминала ученическую тетрадку.

    Действие спектакля часто переносилось в зрительный зал, откуда появлялись и куда спускались герои пьесы.

    То и дело актеры выходили далеко вперед на авансцену-планшет и оказывались как бы лицом к лицу со зрителем, поверяя ему самое сокровенное, советуясь с ним или призывая к откровенному диалогу.

    Так был решен монолог одного из героев спектакля – Вадима Остроухова, которого исполнял артист Виктор Тарасов. Он обращался к сидящим в зале зрителям и словно бросал им гневные, вопросительные строки стихотворения Леонида Мартынова «След»:

    А ты, входя в дома любые,

    И в серые, и в голубые,

    Всходя на лестницы крутые,

    В квартиры, светом залитые,

    Прислушиваясь к звону клавиш,

    И на вопрос даря ответ,

    Скажи, какой Ты след оставишь?

    След, чтобы вытерли паркет

    И посмотрели косо вслед,

    Или незримый, прочный след

    В чужой душе на много лет?!

    И как затихал зал! Каждый зритель, сидящий в зале, принимал этот вызов в свой адрес.

    Тишина была красноречивым доказательством того, что среди зрителей нет равнодушных, что каждому сидящему небезразлично, какой след он оставит после себя. С ребят срывалась маска иронии, нигилизма. Их сердца и души раскрывались.

    Часто реакция зрителей достигала наивысшего накала, когда ребята бросали отрицательному герою спектакля – комсоргу Славе Кузьмичеву свои реплики возмущения. Они негодовали, юморили, шумели… А в финале спектакля единогласно, как один, поднимали руки за снятие Кузьмичева с должности секретаря комсомольской организации. Актеры, сидящие в зале, только «подыгрывали» разбушевавшемуся зрителю, который сам теперь решал судьбу героев спектакля. Решения ребят полностью совпадали с замыслом автора пьесы и коллектива театра.

    А потом, после спектакля, начиналось самое важное – горячие споры, диспуты. Говорить хотелось всем, причем не по шпаргалкам и не по заданию, а о том, что накопилось на душе. Не стесняясь, ребята выходили на сцену, куда уже вышли исполнители спектакля,Вадим Иванович Пучкин, педагоги театра и даже актеры, не занятые в постановке. Происходил большой разговор о школе, комсомоле, о самих зрителях, об их мировоззрении. Часто такие обсуждения затягивались. Их переносили на следующий день в школы, куда по мере возможности приходили работники театра. Как повзрослели наши ребята! Как они мудро рассуждали о жизни, задумывались над словами  «идейный», «патриот».

    Так же обсуждались спектакли «Я тебя найду» С. Успенского и Л. Ошанина, розовские пьесы «В поисках радости», «В добрый час», «Страница жизни», «Твои 16» Т. Ян.

    А вот еще один потрясающий пример содружества театра и школы.

    – Помню, – вспоминает Галина Юрьевна, – в одной из школ города мы отмечали юбилей Людмилы Андреевны Страховой – в «Вишневом саде» она играла Раневскую. К этому юбилею ребята и педагоги готовились месяц. На уроках труда сделали такие необыкновенные ветки цветущей вишни, и когда Людмила Андреевна шла по школьному коридору, над ней словно шатром склонялись деревья.

    Вся сцена была тогда убрана вишневыми ветками, ведь ребята старались создать в ней атмосферу дома Раневской.

    Затем все гости вольготно расположились вокруг виновницы праздника и началось действо! Нина  Червоний сделала доклад, посвященный актрисе. О том, какие роли и в каких спектаклях играла Людмила Андреевна, с показом деталей ее сценических костюмов говорила Тамара Цыганкова. Тамара демонстрировала клетчатый платок Бабушки из «Снежной королевы», веер Хлестовой из спектакля «Горе от ума», головной убор Матери из «Вей, ветерка», пенсне на цепочке начальницы гимназии из «Гимназистов». Под занавес юные артисты сыграли три отрывка из «Вишневого сада».

    Словом, было полное ощущение весны, сада, счастья. Не только Страхова-Раневская утирала слезы, но и все мы – коллеги, поклонники ее творчества, друзья по жизни.

    Помимо детского зрительского актива вокруг Галины Юрьевны собирался актив взрослый, педагогический.

    Особенно активно он заработал, когда в нем появились знаменитые алма-атинские педагоги Раиса Владимировна Ривина и заведующий кабинетом воспитательной работы городского института усовершенствования учителей Владимир Григорьевич Ронкин.

    В интересной театрализованной форме перед началом учебного года в загородных пионерских лагерях проходили семинары-конференции под названием «Картошка».

    Когда отмечалось 20-летие ТЮЗа, поэт и журналист Инна Потахина (позднее – заведующая литературной частью театра) написала в газете «Ленинская смена» впечатления о своем любимом ТЮЗе.

    «…Красную Шапочку пытается перехитрить Волк, забияку Буратино преследует страшный Карабас-Барабас… И даже зная наперёд, что неминуемая кара ожидает злодеев, мы волновались, сердились, переживали за своих любимых героев…

    Первые зрители сложили свою песенку, которую задорно распевали в антрактах:

    На своем спектакле мы Веселились, плакали.

    А сейчас у нас антракт – Мы поем все дружно в такт…

    Все для нас – Светлый класс,

    Очень вкусный завтрак,

    Свой каток, Свой кружок И свои театры!

    Мы хотели постичь границы добра и зла. Волшебником, оживляющим сказки, пришел к нам в город Театр Юного Зрителя.

    В театре праздник!

    Мы сражались с двойками, со скукой, с неправдой. Учились верить, учились давать свое единственное Честное слово и сдерживать его. Судьба героев «Красного галстука» и «Двух капитанов» предостерегала нас от равнодушия друг к другу. Волшебник советовал: «Будьте внимательны, учитесь думать, оценивать свои поступки и поступки своих товарищей».

    Мы взрослели и ухитрялись путаться в аксиомах. Нам нравилось иногда быть непонятными и непонятыми. А своего доброго волшебника мы уже таковым не почитали.

    Все очень ясно: сцена, актеры, декорации и грим… Но куда исчезал наш скепсис, когда мы словно «живого» строгим судом судили Валентина Листовского – героя спектакля «Аттестат зрелости».

    …До сих пор в моей памяти «Красная Шапочка», «Золотой ключик»; «Двенадцатая ночь» и «Два веронца» Шекспира; «Особое задание» и «Я хочу домой» С. Михалкова, «Два капитана» В.

    Каверина».

    Сказка – дело серьезное

    Моя однокурсница, ныне доктор физико-математических наук, говоря о ярких впечатлениях детства, вспоминает, как они с бабушкой ходили в ТЮЗ. Спектакль она уже не помнит, кажется, это был «Аленький цветочек», зато помнит, как герой поднимался по ступенькам лестницы, и каждый раз на ней зажигались новые огоньки.

    Это было потрясающе!

    А. Толстой, «Золотой ключик». 1972–1973 гг.

    Незабываемое впечатление моего детства – спектакль «Снежная королева». Я помню великолепную снежную пургу, волшебные дивные розы и какой-то неизъяснимый аромат волшебства, который исходил от сцены.

    Именно с того времени я полюбила драматурга Евгения Шварца.

    Вот как вспоминает об этом спектакле Галина Юрьевна.

    – С первой же минуты дети полюбили Кая, Герду, Сказочника. Спектакль захватил зрителей. Они забыли, что находятся в театре. Вместе с Гердой и Сказочником искали Кая, «помогали» ему, чем могли. В сцене королевского дворца дружно подсказывали Герде, откуда ей грозит опасность, совершенно искренне верили в то, что актриса послушает их и сделает так, как они предлагают.

    На одном из спектаклей Сказочник (его тогда играл артист Ю. Слободин) по ходу действия спустился в зал и во время монолога погладил мальчика, сидящего в проходе, по головке. Сколько волнения, счастья, тревоги вызвал этот нечаянный жест исполнителя у ребенка! Он сразу решил, что теперь они со Сказочником верные друзья. И когда Сказочник по сюжету пьесы попадал в трудные положения, мальчик вскакивал с места, подбегал к оркестровке и потихоньку ему «подсказывал», как выйти из затруднительного положения или предупреждал его об опасности.

    Сначала все было хорошо. Сказочник «слушал» его, а он гордился тем, что помогает другу. Но вот Сказочник «не внял» совету верного помощника и Снежная королева разоблачила его. Мальчик с досадой закричал на весь зал: «Я же тебе говорил!» – сколько отчаянья и боли было в этом крике! Потом он с не меньшим возбуждением продолжал следить за действием спектакля и свободно вздохнул только тогда, когда все закончилось благополучно для героев пьесы и зрителей.

    Своими впечатлениями о сказках в ТЮЗе поделилась со мной журналист Светлана Ивановна Нежинская.

    – Я тоже вспоминаю «Снежную королеву». Этот цветок на окне в «Снежной королеве»… В моей памяти Наталия Сац – просто необыкновенная Снежная королева. Потом я никого кроме Сац не хотела видеть в этой роли. Замечательным, незабываемым Вороном был в этом спектакле Ю.Б. Померанцев.

    Мне очень хотелось, чтобы у моей дочери тоже остались в памяти прекрасные воспоминания о тюзовских сказках. Поэтому, когда ей исполнилось шесть лет, я повела ее на «Белоснежку и семь гномов».

    Помню, она в антракте попросила:– Мамочка, купи мне песочник.

    – Зачем тебе песочник? – Мне надо!

    И вот действие началось. Она сидит с песочником, зажатым в руке. А когда гномы спросили: «Кто пожалеет Белоснежку?», она взяла песочник, залезла на сцену, и отдала его Белоснежке.

    С этого времени началось увлечение моих детей театром. Где бы мы ни были, мы все время возвращались в свой любимый театр.

    Моя дочь теперь – педагог в 3-й школе-интернате. Она водит своих детей в ТЮЗ. Старшая внучка учится в магистратуре и все равно ходит в ТЮЗ. …У меня есть правнук Ванечка. Как только он подрастет, я его обязательно поведу в театр. Вы знаете, мне кажется, то, что сегодня дети ходят в ТЮЗ, даже важнее, чем в те времена. Потому что у них есть выбор и они выбирают театр.

    ...Галина Юрьевна тоже вспомнила эпизод, когда в спектакле «Принц и Нищий» пятилетняя девочка прорвалась на сцену и отдала героям просящим милостыню – мальчику и девочке – песочники, которые ее папа купил в театральном буфете.

    Дети верят, что всё на сцене происходит на самом деле, а поэтому тюзовскому актеру надо быть особенно тактичным, знать психологию детей.

    – Был у нас актер, – продолжает Галина Юрьевна, – не буду называть его фамилию, с не очень тонкой, я так скажу, натурой. Он играл охотника в «Зайке-Зазнайке». Как-то он вышел на сцену, достал ружье и стал им водить по сцене, а потом направил его прямо в зрительный зал. Один ребенок разрыдался. Потом мы с ним разговаривали. Разве так можно? Вы же с детьми имеете дело! Вы должны быть педагогом, родителем!..

    Обязательно ребенку в детстве нужна сказка. Человек, лишенный в детстве сказок, вырастет, на мой взгляд, скучным и лишенным романтики взрослым. Мало того, человек, который сочиняет в детстве сказки (а юный зритель – обязательно соавтор режиссеров, актеров, художников), научится творчески мыслить, будет не рядовым исполнителем своей будущей работы, а творцом.

    Вот какую значительную роль выполняет сегодня крайне недооцененный нашим государством, обществом ТЮЗ, значение которого предвидела великая создательница детского театра Наталия Ильинична Сац еще в 1918 году.

    На снимках:

    А. П. Чехов, «Вишневый сад». 1951–1952 гг. Раневская –Л. А. Страхова.

    К. Тренев.«Гимназисты». 1956–1957 гг.Прозаровская, начальница гимназии –Л. А. Страхова.
    Сцена из спектакля «Вишневый сад». 1951–1952 гг.
    Барсуков – Н. Доровских. 
    "Они и мы" Вадим Остроухов – 
    В. Тарасов. 
    Е. Прасолов, «Сказка о золотом троне, голубом цветке и старой домбре».
    1980– 1981 гг. Карашаш – Т. Тарская.
    Кот в сапогах – А. Рославцева. 1963 г.



    Источник: http://Галина Рутковская
    Категория: Книга "Я родом из ТЮЗа" | Добавил: Людмила (29.02.2020)
    Просмотров: 74 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]