Суббота
16.11.2019
01:38
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 400
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » О нас пишут

    Денис Кириллов ...И страшно далеки они от народа

    Было тепло. В двух смыслах этого слова. Небольшой зал уютного особнячка на улице Желтоксан, чуть ниже проспекта Абая (раньше здесь жил известный писатель, потом располагался МИД) был хорошо натоплен. Он, зал, принимал гостей. Не просто так, а по поводу. Литературному дому «Алма-Ата» исполнилось два года.
    С виду все было банально разочаровывающим: ряды стульев для зрителей, а вместо кафедры для ораторов – небольшое пространство возле украшенной новогодней елочки. В ораторах недостатка не было; их речи были хвалебно-пламенными, хвалебно-сдержанными, хвалебно-остроумными. Смысл их сводился к тому, что литературная слава нашего города возродится, и непременно при помощи и всемерной поддержке литературного дома «Алма-Ата».
    Было немного смешно, но, правда, было тепло. Теперь уже во втором смысле этого слова. Собрались люди, которым хорошо друг с другом. Приятно общаться, приятно спорить, приятно «прикалываться». Их не смущала некоторая выспренность речей (по счастью, почти всегда коротких). Они искрение аплодировали девушке в белом платье (которая действительно пела хорошо, по крайней мере, лучше, чем говорили ораторы). Они, люди в зале, улыбались друг другу.
    И аура была замечательной: золотисто-желтой с переливами. Несмотря на некую, едва заметную официальность зала и самого праздничного мероприятия. Та же аура, которую я почувствовал, когда впервые пришел на встречу в литературный дом «Алма-Ата». Впрочем, об этом куда лучше меня написал Герольд Бельгер. «Беглые заметы завсегдатая «Номада».
    «В скромном уютном кафе «Номад»… начал функционировать литературный салон под эгидой литературного дома «Алма-Ата». Душой салона являются две инициативные дамы Р. М. Бектемисова и Е. Д. Зинченко. Вольный люд, склонный к поэзии, изящной словесности, к искусству, к духовному общению, собирается там дважды в месяц, слушает стихи, беседует, делится впечатлениями, пьет чай, потягивает винцо, вкушая свежие баурсаки и традиционные бутерброды. Обстановка непринужденная, отношения некорпоративные».
    Да, чувствовалось, что этим людям действительно хорошо друг с другом (повтор, извините, но это литературный прием, для которого критики еще два века назад придумали умное определение с латинскими или греческими корнями). Но, право, мне тоже было хорошо, и я не чувствовал себя лишним. Отныне всех дам литературного дома «Алма-Ата» я буду именовать «гимназисточка моя, прапракузиночка» с подачи Вознесенского. Что до мужчин, то «все они красавцы, все они поэты» – это Окуджава.
    В общем, здорово. Но тут, как говорится, «пришел поручик Ржевский и все испортил».
    Редкий поэт умеет читать стихи. Писать многие умеют, а вот читать, даже свои собственные... обычно они подвывают, театрально (на мой взгляд), как-то по-лошадиному вскидывают голову и делают при этом неестественные жесты.
    Хаким Булибеков красиво читает свои красивые и очень спорные стихи. И на праздничном вечере сорвал «заслуженный аплодисменты (что за славное определение – салон). А потом бросил в зал:
    – Вот мы сидим, общаемся. А зачем? Кто про нас знает?
    Я хотел его сфотографировать, но он, несмотря на давние приятельские отношения, отогнал: потом, мол, попозирую.
    И он стоял, ждал ответа зала, членов литературного клуба «Алма-Ата» – поэтов, прозаиков, любителей изящной словесности. Они молчали. Может, просто не хотели связываться с талантом, склонным к эпатажу. Или не знали, как ответить.
    Я бы мог, но промолчал, обиженный таким пренебрежением к моим профессиональным обязанностям (не для себя же я фотографировал). Я мог бы ответить так:
    – Литературному дому всего два года. Могу перечислить акции. Встречи с именитыми литераторами и представителями  творческой интеллигенции, как с нашими, так и с российскими. Диспуты. Альманах «Литературная Алма-Ата». Поэтические уроки в школах, колледжах, вузах. (Согласись, Хаким,  молодняк предпочитает компьютеры, видео, кино книге и «живому» слову.  Согласись также, что ни компьютер, ни видео, ни кино не могут заменить книгу и общение с ее создателем, если повезет; но молодняк этого еще не понимает).
    Кто надо, тот про вас знает. Флюра Мусина сделала несколько замечательных телепрограмм про «посиделки» в литературном доме «Алма-Ата». Газеты писали про «салон». Кому интересно общение с литературой, особенной, новой, найдут.
    Разумеется, можно устроить рекламную кампанию, арендовать большие залы и устраивать в них «литературные чтения», встречи с поэтами и прозаиками добровольно-принудительного характера. Но тут два вопроса. Зачем? Мы это уже проходили; всем, кроме организаторов, не нравилось. И второй вопрос: на какие деньги устраивать рекламу и арендовать залы? Литературный дом – организация общественная (вспомни чашу, в которую кидают добровольные пожертвования – кто сколько может; что до начинающих литераторов, то их финансы...)
    Да и нужна ли эта самая «массовость»? Очень сомневаюсь. Кому-то – книга и слово, кому-то – компьютер и видео. Впрочем, иногда это не взаимоисключающие понятия.
    Мой горячий внутренний монолог был прерван приглашением к столу. Вот еще деталь: «прапракузиночки» и «красавцы поэты» не накинулись с ястребиной жадностью на закуски и напитки. Начался пир другого рода – праздник общения, которое, как известно, самая большая роскошь, которую только можно придумать.
    И среди всей этой роскоши (здесь я имею в виду общение, а не застолье, которое, к слову, было весьма изысканным, но по нынешним временам достаточно обычным) выплыло из подсо-знания старомодное слово.
    Просветительство. Как миссия. Абсолютно добровольная. Бескорыстная. В том значении, которое придавали этому понятию в темные средние века в Европе и позже в полуграмотной самодержавной России. Согласитесь, не слабый аргумент в этом моём заочном споре с эпатажным поэтом?! Впрочем, мы доспорим. В какой-то вторник я приду в кафе «Номад». Меня приветливо встретят, проводят за столик в углу, где я люблю сидеть, принесут чай или кофе: как пожелаете? Возможно, под стихи юного авангардиста я пожелаю чего-нибудь покрепче. Тут войдет взъерошенный Хаким Булибеков, бросит ироничный и такой любящий взгляд на людей, которые сидят за соседними столиками, присядет рядом со мной. И мы доспорим.
    – Ну и что, что не знают о литературном доме. Может, так же собирались масоны?
    – При чем здесь масоны? Мы не секретничаем и прятаться не собираемся. Наоборот.
    – Так, значит, все-таки просветительство?
    Потом он махнет рукой и начнет читать стихи. Вокруг нас соберутся люди; кто-то зааплодирует, кто-то отойдет. Мы поспорим о новых стихах, о том, что «в наше рациональное время для молодой поэзии не осталось места». О том, что «Мастера и Маргариту», оказывается, можно поставить, но все-таки Воланд не совсем такой, и Коровьсв не совсем такой... О том, что... да мало ли о чем мы поговорим, поспорим, помечтаем.
    Мы ведь не где-нибудь, мы в литературном доме «Алма-Ата». Пусть мало кто знает о нем. Пока. Ведь этому «салону» всего два года. А вот идее просветительства – уже века.
    Деловая неделя,
    13 января 2006

    Константин Кешин
    И не исчезнет город, пока живет поэт

    Читатели республики знакомятся с третьим номером альманаха «Литературная Алма-Ата, 2006», наиболее серьезным на сегодняшний день издательским проектом Литературного дома «Алма-Ата».
    В «Слове редактора» Райхан Бектемисова пишет: «Основную тему данного номера определить трудно, поскольку все его материалы по-своему интересны». И это верно: тематический, жанровый, а также географический охват действительно велик и разнообразен.
    Прошедший Год Абая в России и Пушкина в Казахстане представлен на страницах альманаха впечатляющим по многогранности разделом. Это обстоятельные библиографические обзоры, подготовленные Республиканской детской библиотекой: «Всенародный акын земли», «Пушкин в Казахстане» и «Пушкин и Абай», тематическая проза Л. Мананниковой, Л. Лазаревой, новые переводы стихов великого казахского поэта, выполненные Б. Джилкибаевым и Ф. Тамендаровым, а также подборка стихов казахстанских поэтов от Жамбыла до Касыма Аманжолова «Учитель, перед именем твоим...» – своеобразный «Венок Пушкину».
    65-летию трагической даты в нашей истории – началу Великой Отечественной войны – посвящены стихи ветеранов Л. Скалковского и Л. Гирша, а также эссе В. Владимирова о гвардии капитане, летчике Байзулле Акижанове.
    Отдельный раздел альманаха представляет поэтов-юбиляров – Олжаса Сулейменова, Валерия Михайлова, Сагин-Гирея Байменова. Краткие приветственные слова о них сказаны Б. Канапьяновым («Быть далеко услышанным»), Р. Бектемисовой «Я уже бескрайнее пою...», Е. Зинченко («Золотая труба»).
    Ностальгическая нотка в альманахе звучит «во весь голос», и это очень важно. В разделе «Наше наследие» добрым словом помянули Булата Лукбанова и Льва Щеглова, а первые страницы издания отданы увлекательнейшим сюжетам из прошлого Алматы. Авторы – В. Проскурин, В. Коренчук, В. Владимиров, сочинившие «Первые проспекты яблонной долины», «Две пули» и «Демон революции в Семиречье», – бесконечно влюблены в родной город, причем эта художественно-краеведческая проза близка к произведениям, добротно сохраняющим признаки классических жанров рассказа и повести.
    Альманах предоставил свои страницы и гостям Ю. Кудлачу из Германии (там проживает и наш самый осведомленный историк Алма-Аты     В. Проскурин), Б. Кенжееву из Канады, М. Паку из России. Из Москвы и старинный алматинец, известный журналист и писатель Ю. Егоров, подробную и откровенную до горечи беседу с которым записал А. Арцишевский.
    Немало в «Литературной Алма-Ате» прозы, стихов, сказок, переводов, лирических миниатюр и литературоведческих исследований – под одной обложкой собраны произведения более полусотни авторов!.. По существу, это издание – довольно правдивое и подробное отражение современного литературного сообщества Алма-Аты. Замечательно, что составители не поскупились на фотографии абсолютно всех участников благородного проекта. Акварели же талантливейшей Ольги Коцюбы «Исчезающий город» – необычайно тонкого, волшебно одухотворенного письма, поразительно нежных красок – способны составить гордость любого художественного собрания.
    Что же касается отдающего печалью словосочетания «Исчезающий город», можно сказать с уверенностью: пока есть такие поэты и прозаики, что представлены в альманахе, пока есть такие художники, исчезновение нашей, той самой любимой Алма-Ате, не грозит. По крайней мере, в душах и сердцах.
    Казахстанская правда,
    17 марта 2007

    Адольф Арцишевский
    Что читаем?
    Поэзия и проза новейших времен
    Вышел в свет третий номер альманаха «Литературная Алма-Ата».
    Во времена не столь, казалось бы, далекие, но в силу смены вех и эпох безвозвратно канувшие в прошлое, в нашем Союзе писателей существовала добрая традиция – в январе-феврале всенепременно подводить итоги минувшего года. То был своеобразный смотр творческих сил литераторов. Кто-то из «маститых» делал обзор прозы, кому-то из критиков доверяли произвести «ревизию» в цехе поэтов. Кого-то журили, кого-то хвалили, но главное – возникало ощущение непрерывности литературного процесса, его стабильности.
    В эпоху перемен литературное хозяйство Казахстана не то чтобы пришло в упадок, а как бы утратило цельность – писатель предоставлен самому себе. В писательской жизни обрел актуальность житейский и не очень-то оптимистичный постулат: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Но слава Богу, здоровые творческие силы не поддаются коррозии, и, вопреки всем трудностям, вдруг обнаруживаешь: литература продолжает жить, она заявляет о себе во весь голос.
    Вот этим «вдруг» и явился альманах «Литературная Алма-Ата». К Союзу писателей он имеет отношение весьма косвенное, издает его литературный дом «Алма-Ата», который олицетворяют собою два энтузиаста – главный редактор альманаха Райхан Бектемисова и редактор Елена Зинченко. Благодаря их бескорыстным стараниям идет сбор материалов для альманаха: стихов, рассказов, эссе. Они, проявляя невероятную изобретательность, раздобывают деньги на его издание, а это не так-то просто: журнал весьма объемный – 25 печатных листов да при формате А-4, и хотя тираж невелик – 500 экземпляров, но распространяется-то он бесплатно. И добавим – великодушно: в выходных данных сделана приписка, что «в связи с ограниченным тиражом редакция альманаха любезно разрешает перепечатку материалов».
    Альманах производит впечатление некоего вольного разомкнутого пространства, в котором никому не может быть тесно, в котором все одинаково любимы и желанны. Открывается он неким одическим разделом в честь южной столицы, но все три материала, помещенные в нем, отличаются и настроением, и своей сутью. Краевед Владимир Проскурин представил нам «Первые проспекты яблонной столицы», фотограф и Шерлок Холмс от краеведения Валерий Коренчук ведет расследование покушения на первого губернатора Алматы, имевшего место полтора века назад, а наш демоновед Владислав Владимиров (его очерк так и называется «Демон революции в Семиречье») отважно внедряется в теперь уже открытые архивы КГБ.
    Разделы «Поэзия» и «Проза», неоднократно повторяясь в альманахе, создают некий ритмический контрапункт содержания. И здесь истосковавшаяся душа читателей может соприкоснуться с желанными стихами Олжаса, Бахыта Кенжеева и Бахыта Каирбекова, Бахытжана Канапьянова и Орынбая Жанайдарова, Сагин-Гирея Байменова, Льва Щеглова и Булата Лукбанова. Здесь делятся своими откровеньями поэты-фронтовики и пииты новейших времен. В разделе «Проза» нас ждут главы из нового романа Герольда Бельгера «Разлад», а также неожиданные встречи: критик Виктор Бадиков пробует свои силы в беллетристике, а Бахытжан Канапьянов уверенно свидетельствует: пространство прозы ему так же подвластно, как и пространство стиха. А еще – страницы, посвященные Году Абая в России и Году Пушкина в Казахстане. И еще – рассказы о наших юбилярах и т.д. и т.п. А все вместе это зримое свидетельство беспокойной и полнозвучной литературной жизни южной столицы – уже в новом, XXI веке.
    Cental Asia Monitor,
    8 марта 2007 года, № 9 (116)

    Евгений Прогнаевский
    Ностальгический альманах
    «Слово – рыцарь Поэзии, мудрой царицы!
    Сколько нужно уму и душе потрудиться,
    Чтоб в устах заиграло и в сердце запело.
    Слово – Чудо-перо заповедной Жар-птицы!..
    Абай, «Олен создiн патшасы. Соз сарасы...»

    Право, после такого эпиграфа неловко что-то писать. Японцы говорят: прежде чем взяться за перо, посмотри, как прекрасен чистый лист бумаги. Но что делать – сам выбрал эти строки Абая. Нечаянно наткнулся в альманахе «Литературная Алма-Ата» на блестящие переводы Берика Джилкибаева, пришел в восторг и... все-таки решился. Однако по порядку.
    Мне казалось, что литературный дом «Алма-Ата» прекратил свое существование. Уже, кажется, сто лет не приглашали меня на восхитительные вечера поэзии, прозы и просто окололитературного трепа в уютное кафе «Номад», вечера, после которых неделю ходишь как пьяный – такое вот обаяние незаурядных людей, общение с которыми пьянит лучше любого вина.
    – Ну, – думал я, – закрылся литературный дом. По причине совершенно, надо полагать, банальной: нет денег на то, чтобы устраивать те самые восхитительные вечера, не говоря уже об издательской деятельности. Спонсоры охладели к современной литературе, а меценатов ныне в природе не водится, вымерли как вид.
    Но ошибся. Пригласили на презентацию третьего номера альманаха «Литературная Алма-Ата». Естественно, я моментально собрался и поехал, несмотря на то что дело было в пятницу вечером, когда пристойнее всего в домашних шлепанцах смотреть по «ящику» очередной убойный сериал в предвкушении двух дней заслуженного отдыха от мирской суеты и забот.
    Право, я не пожалел, что пришлось менять джинсы и свитер на костюм, потом долго торговаться с таксистом и по дороге слушать его рассказы о дороговизне бензина, постоянных пробках на дорогах и прочих прелестях жизни.
    Встретили, как принято в этом литературном доме, приветливо.
    На сей раз собрались в Зимнем саду Дома ученых («кафе «Номад» все еще на ремонте). Кто был в этом самом саду, должен помнить ауру – ярко-зеленую, очень стойкую, спокойную и жизнеутверждающую. Собравшиеся добавили к ней оранжевые, желтые, иногда красные тона. Было хорошо, как бывает хорошо только от общения, ну и от близости с любимой женщиной.
    Говорили слова. Причем говорили красиво. Без пафосности, речистости; просто красиво – иногда афористично, иногда остроумно.
    Культуролог Ауэзхан Кодар (впервые! – Бродский переведен на казахский язык), заметил, что «Литературный дом Алма-Ата» – «один из зачинателей «альманашества».
    Тут же последовало заявление поэта Фархата Тамендарова (автора грустных и светлых стихов), который с невероятным апломбом сказал, что абсолютно точно знает, как перевести слово «альманах» на «иностранный». Мол, это Аль-Манах, то есть «святой монах».
    Никто не стал заострять внимание на некоторой грамматической несогласованности, а реплика «Такой хороший человек, а я его не знаю!» – вызвала незлобивый смех. Вообще, атмосфера на собрании литературного дома остатась прежней – искреннее дружелюбие, доброжелательность, но и не без подколок. В общем, «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».
    Теперь несколько слов собственно об альманахе «Литературная Алма-Ата». Разумеется, это не рецензия. Во-первых, нет у меня такой задачи, да и газетная площадь не позволяет. А во-вторых, я читал эту объемистую книгу в двести двадцать страниц с утра субботы до вечера воскресенья; за два дня вряд ли возможно осмыслить такой материал – не исключаю, что что-то недопонял, что-то вообще не понял. Так что эти заметки впечатления обыкновенного читателя, и в них только то, что мне больше всего запомнилось.
    Первый раздел – если я правильно понимаю «альманашеское дело» – это прошлое нашего города. Эссе Владимира Проскурина «Первые проспекты яблонной долины» (Браво, редакторы! И как вы ухитрились разыскать Володю в его «германских палестинах»?). Затем «Две пули» Валерия Коренчука – о строгом и добром «отце» Верного Колпаковском (стыдно, но никогда не знал, что автор – не только замечательный фотограф, но и писатель). Наконец, статья Владислава Владимирова о Троцком, который побывал в наших краях, правда, не в качестве «демона революции», а как ссыльный, сосланный той же самой революцией «в глушь, в Семиречье».
    Стало грустно. Не из-за Троцкого, разумеется, – «за что боролся, на то и напоролся». Просто вспомнил я, как шлялись мы, обнявшись, по ночной осенней Алма-Ате, разгребая ногами кленовые листья и тихо пели: «Где-то есть город...» Теперь впору завопить: «Где-то был город!...»
    К слову, на внутренних обложках (простите, если не так назвал, – ну не знаю я «альманашеского» вашего дела) несколько фотокопий с картин Ольги Коцюбы, сделанных на ее выставке «Исчезающий город». Право, действительно грустно. «Ностальгирует по совку», – скажете. И очень ошибетесь. А вот по Алма-Ате действительно ностальгирую. По духу и неповторимому образу города. И, право, не я и не издатели и авторы альманаха «вылизали» полированным камнем и стеклом первые этажи центральных улиц, понастроили элитных домов, которые даже близко не вписываются в традиционные архитектурные ансамбли. Кто это сделал, с исключительной меткостью попал пальцем в небо, крепко изувечив неповторимый облик культурного центра города.
    Впрочем, хватит грустить и «ностальжировать» (вам не кажется, что вторая часть новообразования похожа на толкования из словаря: «пропитываться жиром», «кормиться, резвясь, гуляя»). Нет, действительно, хватит. Поговорим о вечном.
    Второй, и очень солидный раздел альманаха посвящен Пушкину и Абаю. Тут требуется маленькое уточнение. Третий том «Литературной Алма-Аты» был подписан к печати за пять дней до Нового года. Следовательно, датирован прошлым, который был объявлен Годом Пушкина в Казахстане и Годом Абая в России.
    Здесь я и отдохнул, и задумался.
    Раздел начинается с эссе Герольда Бельгера «Исполины духа. Гете – Пушкин – Абай». Действительно, есть о чем подумать, есть о чем поспорить. Как всегда – блеск.
    Дальше – подборка стихов «Учитель, перед именем твоим...» – «Казахстанские поэты – Пушкину». Не классика, конечно, но читать приятно, тем более имена знакомые, порой знаменитые.
    Потом эссе, рассказы. Но вот что больше всего привлекло мое внимание. Пьеса, не пьеса... не знаю, как назвать этот жанр... В общем, случайно Александр Сергеевич оказывается на зимовке Абая Кунанбая. Диалог. Перебрасывание стихов друг другу. Пушкин уезжает, Абай остается – «тут и сказке конец». Да нет, не конец, – тема вечная. Идея оригинальная, воплощение, хоть и несколько комплиментарное, но со вкусом, изящное. Автор – Н. Корецкая (увы, я так и не узнал, псевдоним это или настоящее имя; жаль, хотелось бы встретиться, поговорить, может быть, поспорить).
    После этих двух разделов, которые я воспринял как главные в этом выпуске альманаха, стихи поэтов-фронтовиков Леонида Скалковского и Леонида Гирша. Рубрика «Наши гости»: Юрий Кудлач (Германия), Бахыт Кенжеев (Канада), Михаил Пак (Россия). Обратите внимание на имена и страны. Впрочем, гостям у нас всегда рады.
    Однако гости – исключение в альманахе «Литературная Алма-Ата». Хозяева – алматинцы. Они представили, естественно, поэзию, прозу, юбиляров, литературное наследство, переводы, сказки и даже немного юмора. Не все равнозначно. Есть, на мой вкус, почти шедевры. Если не по форме, то по содержанию. Например, Сагин-Гирей. «Алма-Ата. XXI век».
    Проезжие – прохожие чаще.
    Ревет Алма-Ата деляг.
    Контраст на улицах кричащий,
    И душу режет кадиллак,
    Глазами седоков из стали
    На фоне чадного кубла,
    Какой, Алма-Ата, ты стала.
    Какой ты раньше не была.
    И это яблоневый город,
    В который с детства был влюблен?
    И не спасают даже горы
    Высокий звездный небосклон.
    Когда я из тебя уеду
    От небоскребов и маржи,
    Покажутся нелепым бредом
    Визг тормозов и этажи,
    Личины новых василисков...
    А будет помниться всегда
    В садах, в цветах, в далеком-близком
    Исчезнувшая Алма-Ата.
    Или вот: начало рассказа Виктора Бадикова «Эхо жизни».
    «Он чувствовал себя похожим на нее. Буквы и вещи тоже походили на нее. Его тревожил красный цвет ее шапочки, а также низкие стоячие воротники женских пальто, как у нее. Вечерние звуки – весенний  ветер, дальние гудки паровозов, тихая музыка на станции – воспроизводили ее голос».
    «Гудки паровозов», которые «воспроизводили ее голос», – это не для моих нервов. Но, не поверите, что-то зачесались глаза, я посмотрел на закат и вспомнил Рильке.
    Как в зеркало смотрел в ее черты
    И узнавал себя на самом деле.
    Они при каждом звуке хорошели,
    Но было в них предвестие беды.

    Дивный, грустный рассказ. Не знай я автора, ни за что не подумал бы, что это перо маститого филолога, лингвиста, титулованного мэтра. Скорее писал «Эхо жизни» «юноша бледный, со взором горящим». Только юноша, слегка поседевший, слегка уставший, но все еще прямой при любой буре.
    Еще запомнились мне сказки Отто Вайскопфа, хотя показалось, что они изрядно подрезаны. Возможно, потому что персонажи очень уж узнаваемы. Не знаю, не знаю, а чего не знаю, о том судить не берусь. А вот точно знаю, что, читая альманах, можно погрустить, посмеяться, попереживать, а потом немножко и подумать. В общем, много сюрпризов в третьем выпуске «Литературной Алма-Аты».
    Курьезы, правда, тоже встречаются. «Мне приоткрылись тайны мирозданья. И атомов клубящихся фантом». Если «клубящиеся» атомы – это «тайны мирозданья», то либо Нобелевская премия, либо «двойка» по физике в средней школе.
    Ладно, не стоит придираться к словам. Хотя ведь именно ради Слова собрались в ту пятницу в Зимнем саду Дома ученых люди самых разных профессий, интересов, склонностей. «Согласие есть непротивление сторон», но я не согласен с монтером сцены Мельниковым. Иногда несогласие нужнее.
    Собравшиеся очень хвалили интервью Адольфа Арцишевского с интригующим заголовком: «Переехал на историческую родину: ну и как тебе там?». Интервью с Юрием Егоровым, который в свое время возглавлял радиотеатр «Казахстан» на Гостелерадио Казахстана, а потом этот комитет на правах министерства и возглавил. Плохо Егорову на исторической родине. Если я правильно понял, не то чтобы голодно, но вот пьесы его не берут в постановку. Жаль, конечно, но пафосность статьи я недопонял при всем моем уважении к автору и герою истервью.
    Еще претензии? Есть, пожалуй. На вечере рассказали такую байку (презентовали заодно и январский номер нового «Простора», редактором которого в конце прошлого года стала известная поэтесса, писательница, критик Ольга Шиленко). Так вот, когда-то давно, когда Михаил Шолохов только-только написал роман «Они сражались за Родину», о новой книге говорили все, но никто ее не читал. И вот тогдашний редактор казахстанского литературного журнала отправил месячный гонорар писателю, оставив своих местных авторов «без обеда». Надо полагать, по тем временам сумма была приличной. Через некоторое время Шолохов прислал первые главы романа и вернул деньги с припиской: «Раздайте молодым, у них штаны спадают».
    К чему это вспомнилось? К тому, что большинство авторов альманаха «Литературная Алма-Ата» – члены редколлегии и мэтры. Хорошо спел Геннадий Ким: «Если б к старой закалке удачи добавить...» Разумеется, есть и молодые голоса, но, на мой взгляд, не такие звонкие пока, как у Бахытжана Канапьянова, Ауэзхана Кодара, Хакима Булибекова и других мастеров. Ничего, голос поставят, были б талант и желание.
    Но вот читателей у альманаха будет немного. Тираж всего пятьсот экземпляров. По моим подсчетам, пятая часть разошлась на презентации – подарок авторам, гостям, журналистам. Что-то уйдет в библиотеки, в некие обязательные фонды. Что останется читателям?
    И еще не понимаю: издание таких альманахов – мода или действительно возрождение интереса к литературе? Тираж по старым меркам той же Алма-Аты крошечный. Тем не менее в редакции остались невостребованные экземпляры первого и второго выпуска. С другой стороны, есть люди, которые помогают издавать «Литературную Алма-Ату», причем не советами, как это сейчас принято, а материально помогают. Значит, кто-то думает о будущих гениях и, может быть, это важнее, о тех, кто их будет читать? Как говорили в те времена, когда книги и издавались порой миллионными тиражами: «Ждите ответа».
    «А напоследок я скажу...» Немного неловко, но это слова благодарности. Хозяйкам литературного дома Алма-Ата и редакторам «Литературной Алма-Аты» Райхан Бектемисовой и Елене Зинченко. Они написали предисловия почти ко всем рубрикам – по-женски эмоциональные, но глубокие и содержательные. Не в этом главное, может быть, кто-нибудь и лучше смог бы написать. Они создали чудесный клуб и замечательное издание, светлое, чистое, без крупицы пошлости. Спасибо.
    Деловая неделя,
    9 февраля 2007 года, № 5(733)

    Оксана Бондаренко
    Встреча старых и новых друзей
    Литературный  дом «Алма-Ата» выпустил третий номер своего альманаха, презентация которого прошла в Доме ученых. Открывая вечер, известный поэт, издатель Бахытжан Канапьянов говорил о том, что шаг за шагом сборник «Литературная Алма-Ата» набирает обороты и сейчас уже готовится литературный альманах «Астана».
    В этом номере, продолжая  традиции  предыдущих, печатаются произведения известных современных поэтов: Ольги Шиленко, Фархата Тамендарова, Сагин-Гирея, проза и статьи таких мэтров, как Герольд Бельгер, Виктор Бадиков. Есть раздел, в который вошли произведения поэтов-ветеранов Великой Отечественной войны Леонида Скалковского и Леонида Гирша. Вызывает уважение, что издание твердо придерживается взятой линии – все материалы так или иначе связаны с нашим городом. Интересен раздел об истории южной столицы, который открывает эссе Владимира Проскурина «Первые проспекты яблонной долины» об укреплении Верного, о том, как планировались улицы, по которым мы ходим до сих пор: «Тогда и теперь. Человек и город, время и город – в этом первооснова первых ген-планов Алма-Аты…»
    Валерий Коренчук, больше известный как фотохудожник, представил работу о жизни генерал-губернатора степного края Герасима Колпаковского «Две пули». Владислав Владимиров опубликовал произведение «Демон революции» с подзаголовком «Сущая правда в 2-х фрагментах о том, когда, как и почему Лев Давидович Троцкий оказался в наших краях и что сталось с ним после».
    Поскольку 2006 год был Годом Пушкина в Казахстане и Годом Абая в России, альманах не мог не откликнуться на это событие – самый большой раздел посвящен двум великим поэтам.
    Приятным иллюстративным дополнением стали живописные работы Ольги Коцюбы, посвященные Алматы.
    В номере есть произведения-дебюты молодых поэтов и прозаиков, критические статьи, хроники, переводы, гостями номера стали писатели Германии, Канады, России.
    Альманах увеличился в объеме, и, как сказала главный редактор издания Райхан Бектемисова, «хочется надеяться, что альманах «Литературная Алма-Ата» будет интересен нашему читателю встречами со старыми и новыми друзьями».
    Вечерний Алматы,
    13 февраля 2007, № 32 (10610)

    Галина Кондратюк
    Под сенью алматинских тополей
    Вышел в свет третий номер альманаха «Литературная Алма-Ата». Его главный редактор Райхан Бектемисова и ответственный за выпуск редактор Елена Зинченко в который раз, не скрывая волнения и радости, провели презентацию своего детища в теплой дружественной атмосфере среди своих многочисленных авторов и гостей литературного дома «Алма-Ата» в уютном Зимнем саду Дома ученых. Сразу скажем, что альманах вот уже третий год подряд рождает острый живой интерес у публики. Кто-то восхищается, кто-то ругает (в основном за плохую корректуру), кто-то отзывается с нескрываемым интересом и симпатией, кто-то сочится ядовитым скепсисом. Нет только равнодушных.
    Альманах «Литературная Алма-Ата», бесспорно, одно из ярчайших явлений в культурной жизни Алма-Аты. Рождается он для любимого родного города, печатает преимущественно писателей этого города, писатели в свою очередь пишут все больше о красавице Алма-Ате, и все, что ими создано, создано под ярким звездным небом Алма-Аты или в ее окрестностях.
    Верен городу яблок по-прежнему поэт и издатель Бахытжан Канапьянов. В его подборке такие душевные теплые стихи, как «Старая Алма-Ата», «Гусь над городом», «Арык». Очаровательны стихи Ольги Шиленко, посвященные алма-тинским предместьям. «Люблю вас, тихие, окраины», «Падают желуди...», «Петух соседский больше не поет». Широкий отклик в сердцах вызвало стихотворение Сагин-Гирея «Алма-Ата, XXI век». Оно немедленно было перепечатано несколькими столичными газетами, а также прочитано на разных празднествах и вечерах любителями поэзии. Удивил своим коротеньким, но выразительным рассказом Виктор Бадиков, впервые обнаруживший зарытый где-то в архивах 1963 года талант беллетриста.
    Печально и светло в своих эссе помянули Булата Лукбанова и его время Александр Соловьев и Орынбай Жанайдаров. Вспомнились необыкновенные стихи Булата об Алма-Ате:
    Снова белый корабль
    И белые крылья метели,
    Это декабрь,
    Это, значит, дожди отшумели.
    В альманахе опубликованы глава из нового романа Герольда Бельгера «Разлад», а также глава из давно прославленной в Алма-Ате и за ее пределами книги «Евразийский Лев» Татьяны Фроловской. Любопытно, на наш взгляд, эссе Константина Кешина «Алгебра зависти», вдохновенно написанное в 2006 году, проходившем под знаком Моцарта.
    Открытием стали стихи прозаика, оригинального рассказчика и критика Вадима Гордеева:
    Когда луной наполнился мой дом
    и в млечной дымке завиднелись дали,
    Вивальди в желтом, Моцарт в голубом
    явились и на скрипках заиграли.
    Такая вот перекличка темами. Даже «Снежный король» из сказки Отто Вайскопфа правит свой бал под музыку Моцарта, и сердце его выбирает вовсе не принцессу, а тихую девушку Оробеллу.
    Нельзя не заметить в альманахе крупную подборку стихов, посвященных Пушкину. Тринадцать известных поэтов Алма-Аты воздают дань благоговения великому учителю. Вообще раздел, посвященный году А.С.Пушкина в Казахстане и году Абая в России, производит впечатление. Здесь интересное эссе Л. Мананниковой «Божественное лето» и причудливый рассказ Людмилы Лазаревой «Александр Сергеевич». Здесь переводы из Абая Берика Джилкибаева и эссе Н. Корецкой «Тот след, что породил дорогу».
    Есть в альманахе ветераны войны и гости из Германии, Канады, России. Отрадно отметить, что наши гости не давят своими авторитетами и талантами писателей и поэтов Алма-Аты и даже кое в чем уступают им. Разве перепоешь Олжаса Сулейменова или, скажем, Валерия Михайлова? Уж не говоря о наших прозаиках. Чего только стоят рассказы Ольги Шиленко, Бахытжана Канапьянова и этюды пробующей перо Райхан Бектемисовой.
    Ведь рассказы-то наши, о нас и наших буднях, а главное, написанные под сенью алматин-ских серебристых тополей и голубых звезд, набормотанные прохладными светлыми арыками и навеянные чистыми ночными бризами родных гор и ущелий.
    Простор,
    май, 2007

    Олег Белов
    Встреча Пушкина и Абая
    Несмотря на то что в последние годы Алматы приходится расставаться со своими статусами (в этом году он перестанет быть столицей игорного бизнеса), есть звание, с которым город не расстанется никогда, – литературная столица. Одним из подтверждений этого стал недавний выход альманаха «Литературная Алма-Ата».
    Главной темой этого сборника стало творчество Абая и Пушкина, к именам которых было приковано внимание в течение прошедшего года. Работники детской библиотеки имени Бегалина, наиболее последовательно представившие эту тему, даже изобразили встречу Пушкина и Абая.
    Альманах соединяет на своих страницах как известных поэтов (Бахыт Кенжеев, Олжас Сулейменов, Бахытжан Канапьянов), так и начинающих авторов, таких, как Наталья Абдулвалиева, Сергей Пивень. Особенностью этого сборника является то, что наряду с литературой в нём широко представлена и публицистика. Краевед Владимир Проскурин предлагает нам совершить увлекательную прогулку по первым улицам Верного. Владислав Владимиров в рубрике «История без купюр» рассказывает о том, как проходила алма-атинская ссылка Льва Троцкого. Отлучённый от власти, демон революции был вынужден проводить время в бесконечных охотах и даже предлагал основать в Семиречье автономную фазанью республику. Неутомимые поэты-фронтовики Леонид Скалковский и Леонид Гирш доказывают, что у них есть ещё порох в пороховницах. Своими стихами, рождёнными под свист пуль, они переносят нас в 1945 год, в освобождённую Европу, которая сегодня забывает проливших за неё кровь.
    Если учесть качество современных учебников по истории и литературе, то можно смело использовать этот альманах в виде дополнительного пособия для школьников. Несмотря на довольно скромное оформление, этот сборник позволяет ощутить дух современной казахстанской литературы. Авторы, пишущие на русском и казахском, принадлежащие к разным творческим течениям, разбросанные по городам и странам, – все они смогли собраться вместе только здесь, в «Литературной Алма-Ате».
    Аргументы и факты Казахстан,
    № 9, 2007

    Евгений Прогнаевский
    Чудо-остров у подножия синих гор
    «Утром шел снег, все люди одевались очень тепло, а потом внезапно начинало ярко светить солнце, и всем приходилось снимать тяжелую зимнюю одежду».
    Ничего не напоминает? То, например, как февраль в наших краях огрызнулся напоследок. А процитировал я начало сказки «Упрямая зима», написанной маленькой девочкой по имени Айгерим. А знаете, как заканчивается эта история?
    «И Весна, наконец, по-настоящему наступила. Растаял снег, зацвели цветы, и все дети и взрослые с радостью встретили Наурыз».
    Разумеется, вы не можете знать эту сказку и многие другие, собранные в мини-альманахе «Чудо-остров». Тираж всего триста экземпляров, и это, право, жаль. Потому что сказки писали дети от семи до семнадцати лет. Трогательно-наивные и посложнее, над которыми и нам стоит задуматься.
    Не знаю, кому пришла в голову эта идея – собрать под одной «крышей» детское литературное творчество. Может быть, директору литературного дома «Алма-Ата» Райхап Бектемисовой. Может быть, составительницам сборника Елене Зинченко и Людмиле Мананниковой. Не знаю, да это и не суть важно. Важно то, что я, как Алиса, попал в Зазеркалье. В совершенно другой мир, созданный фантазией детей. Мир без пошлости и грязи, мир, иллюстриров

    Категория: О нас пишут | Добавил: almatylit (03.05.2008)
    Просмотров: 1743 | Рейтинг: 2.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]