Суббота
20.07.2019
17:30
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 399
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » Год Пушкина в Казахстане

    Н.Корецкий. Тот след, что породил дорогу. Эссе.

    «Казахский поэт–просветитель, основоположник реалистической письменной казахской литературы. Родоначальник казахского литературного языка»,— так начинается статья об Абае  Кунанбаеве   (Казахская ССР.  Краткая энциклопедия. Т. 4. С.83)

    Чему обязан Абай этими достижениями?
    Может быть, природным данным?  Наверное. Ведь мальчик с детства отличался пытливым умом и замечательной памятью. Неслучайно имя Абай (в переводе – вдумчивый, внимательный), данное бабушкой Зере, вытеснило  официальное – Ибрагим.
    Русский писатель Л.М.Леонов писал, что «Абай  обладал крылатым умом и орлиным зрением, … могучим голосом, редкостной смелостью».
    Может быть, рассказы бабушки, песни матери, общение с дядями Контаем и Тантаем — известными острословами из рода Шаншар, сыграли свою роль в формировании великого поэта казахской степи?
    Однозначно, жизнь народа, сопровождаемая песнями и сказаниями, сделала из Абая поэта. С раннего детства Абай слышал и жар-жар, и конил-айту (поэтическое соболезнование), и коштасу (песни при расставании), и естирту ( оглашение новостей), и батасоз ( поэтическое поздравление).
     
    Каждому  ребенку прививалась любовь к родному языку, трепетное и бережное отношение к которому у казахов в крови.
    Об этом свидетельствуют и пословицы: «Язык – ключ к душе человека»,  «Доброе слово – половина блага», «Хорошее слово – душе опора»,  «Кто слов не ценит — сам себя не ценит»,  «Язык осилит, что и верблюд не поднимет»,  «Прожитый день не вернется, а мудрое слово останется», и др.
    Известный исследователь творчества Абая Г. Бельгер писал: «Абай обладал могучим даром впитывать в себя, усваивать, перерабатывать и обобщать все, что было достигнуто его предшественниками и современниками.  Все истинно казахское вмещается в звучное слово – Абай». 
    Но, все-таки, Абай всегда возвышался над своими современниками. Не зря великий акын Джамбул писал:

    Умом, энергией, знаньем в равной мере
       наделенному,
    Кто смеет Абаю гордому перечить?
    На дне глубоких дум его – море,
    Лишь зоркий взгляд души может его постичь.

    А может быть, его отец Кунанбай, известный в степи знаток Корана и законов шариата, сыграл в воспитании Абая главенствующую роль?
    Адольф Янушкевич, путешественник и исследователь Азии, вспоминает о Кунанбае: «Каждую минуту приходят к нему киргизы за советом, а он, как оракул, … на каждые три слова — цитата из шариата, а память у него такая удивительная, что все указы и распоряжения правительства приводит, будто по книжке читает».
    Конечно, Кунанбай научил сына взвешивать каждое слово, быть мудрым  при принятии решений, от которых зависели судьбы земляков тобыктинцев. И в этом преуспел юный Абай. К нему прислушиваются аксакалы, считая его знаменитым шешеном – оратором.
    А может,   обучение в медресе г.Семипалатинска у знаменитого имама Ахмета – Ризы помогло в его становлении ?
    Оттуда – знание Корана и восточных языков (арабского и фарси), усидчивость и натренированная память.
    Однако на вопрос: «Как (по выражению М.Ауэзова) появился Абай – человек – маяк своего народа,  Абай – зрячее око,  Абай – отзывчивое сердце, Абай – мудрость народа?» - нельзя дать однозначного ответа.
    Конечно, уже знания, полученные Абаем от своих родных и в медресе, сделали бы его передовым человеком своего времени. Но Абаю этого мало. Он хочет служить своему народу, открыть ему дорогу к счастью.

    Коль зовут меня человеком, друзья,
    Мне невежественным быть нельзя.
    Коль народ мой века во тьме  пребывал, -
    Где, скажите, найду я свой идеал?

    А в ХХХVIII слове «Назиданий» он еще категоричнее высказал свое кредо: «Не стремиться к знаниям – значит уподобиться животному».
    Был еще один путь, который открыл  для себя Абай в детстве. Тайком от отца и имама Ахмета-Ризы он бегал в русскую школу, где всего за три месяца овладел русским языком. Так он открыл путь самообразования, чтения. И потом,  приезжая в Семипалатинск, первым  делом он устремлялся  в Гоголевскую библиотеку.
    Самыми ценными подарками и гостинцами из города были для него книги, которые он называл «единственной пищей для души».
    Итак, к концу жизни Абай пришел знатоком арабского, русского, татарского языков, а также  фарси. Им  самостоятельно изучались история, география, социо-логия, статистика, экономика и культура многих народов.
    В его произведениях встречаются имена Гомера, Сократа, Софокла, Аристодима, Зевсксиса,  Жанны д” Арк, Бабура и др.
    Если бы мы решили составить «читательский формуляр» Абая, то он  состоял бы из следующих имен:
    Восточная поэзия, история,  философия
    (на языках оригиналов: фарси, арабском)
    1. М.Кашгари
    2. Ибн аль-Асир
    3. Ю.Баласагуни
    4. Рашидаддин
    5. «Кабус-наме»
    6. Мухамед Хайдар-Дулати
    7. К.Джалаири
    8. Ахмед Яссави
    9. Фирдоуси
    10. Сулеймен Бакыргани
    11. А. Навои
    12. Табари
    13. Омар Хайям
    14. Хафиз
    15. Г. Низами
    16. Бабур
    17. Авиценна
    18. Рудаки
    19. Саади
    20. Рабгузи
    21. Джами
    22. Аль-Фараби

    Античные авторы
    (в переводе на русский язык)
    1. Сократ
    2. Сенека
    3. Платон
    4. Гомер
    5. Аристотель

    Западные философы, писатели, педагоги, ученые (в переводе на русский язык)
    1. М.Монтень
    2. Д.Люис
    3. Ф.Ланге
    4. Г.Бокль
    5. Д.Дрепер
    6. Ф.Брет-Гарт
    7. Г.Спенсер
    8. А.Мицкевич
    9. Г.Лонгфелло
    10. Б.Спиноза
    11. А.Лесаж
    12. Г.Бичер-Стоу
    13. И.Гете
    14. А.Дюма
    15. Д.Милль
    16. Г.Гейне
    17. В.Ирвинг
    18. А.Бальфур
    19. Дж.Байрон
    20. Ф.Купер
    21. И.Кант
    22. И.Шиллер
    23. Д.Стюарт
    24. Ф.Шеллинг
    25. Ч.Дарвин
    26. Г.Гегель

    Русские писатели, критики
    1. А.С.Пушкин
    2. И.С. Тургенев
    3. Д.И.Писарев.
    4. М.Ю.Лермонтов
    5. Ф.М. Достоевский
    6. И.А.Бунин
    7. Л.Н.Толстой
    8. И.А.. Крылов
    9. А. Дельвиг
    10. М.Е.Салтыков-Щедрин
    11. В.Г. Белинский
    12. Я.Полонский
    13. Н.А.Некрасов
    14. Н.А. Добролюбов

    Открывает  читательский  формуляр восточная поэзия, с которой Абай познакомился  в медресе имама Ахмета-Ризы. Из скучной зубрежки упражнений по арабскому языку и фарси стихи восточных поэтов превратились для Абая в источник вдохновения на долгие годы.

    Чтоб светоч истины узреть,
    Должны быть зрячими сердца.
    Физули, Шамси, Сайхали
    Навои, Саади, Фирдоуси
    Хаджа Хафиз – все вы
    Помогите моему стремлению»,
     — писал Абай о своих учителях – великих поэтах Востока. Он учился у них не только писать стихи, но и чувствовать. Вот почему это входит не только в поэзию, но и в  отношения с любимыми женщинами. Вслед за поэтами Востока Абай увидел в женщине идеал красоты, нежности, почувствовал тонкую жен-скую душу, ее величие и грациозность. Абай не цитирует своих великих предшественников, но сердце его бьется в унисон сердцу любимой, как у его предшественников. Образ возлюбленной окружён романтическим ореолом:
     
      * * *
    Ты — зрачок глаз моих…
    ……………………….. 
    Жемчуг слов дорогих
    Для тебя нахожу.
    …………………….
    Яркий рот – сладкий мед,
    Блеск зубов – словно лед.
    …………………….. 
    Страсти раб, я ослаб,
    От любви занемог.
    …………………
    Смех твой – звон соловья,
    Не пьяни допьяна.
    Девушка в любовной лирике Абая обрела дар речи. Она равноправна в своих чувствах с любимым:

                         ***
    Слова горят в моей груди,
    И закипает кровь.
    ……………………
    Запомнит юный и седой
    Пусть девушки ответ простой,
    И сложит песню, и зажжет
    Сердца джигитов песней той
    И слово песни золотой
    Пусть радостью, а не бедой
    Звучит…

    Абай первым в казахской литературе стал писать поэмы в жанре — «назира». Он использовал известные сюжеты, но излагал их по-своему. Например, поэмы об Искандере, Низами, Навои и др. поэтов Востока рисуют образ храброго воина Александра Македонского, завоевавшего почти весь мир. А для Абая Александр – жестокий и жадный человек, которому противостоит мудрый Аристотель.
    Сказки «Тысячи и одной ночи» вдохновили Абая на создание поэмы «Азим».
    Судьба человека, непонятого земляками, описанная И.С. Тургеневым в «Восточной легенде», вдохновила Абая на создание поэмы «Масгут».
    «Абай испытал тягостную судьбу Сизифа», — писал о нем А.Алимжанов.
    А.Букейханов заметил: «Абай был самородок, вынесенный судьбою в безвременье его родины».
    Так же, как и его великие предшественники – восточные поэты, Абай ценит, прежде всего, «золотой смысл» поэзии, который Навои называл «жемчужиной» смысла.
     Абай гордо заявлял:

    Как старый бий, я не изрекаю попусту
        пословиц,
    Как старый акын, я не причитаю за подачки.

    О язык мой, о пыл стихов,
    Непонятен ты для глупцов.
    Дерзновенных помыслов пыл
    Превратил мой язык в копье.
    ……………………………..
       
    Слово, понятое умом,
    Ускользает, как звук пустой,
    Но по жилам течет огнем,
    Коль берешь его всей душой.

    В стихотворении «Красавица жила у хана», навеянном «Гулистаном» Саади, Абай раскрывает тему тяжести положения женщины в семье, что было больной темой казахского общества ХIX века.
    Немало мотивов восточной литературы в «Словах назидания».
    В одном из «Слов…» Знание как Высший судья  обращается к Разуму, который  спорит с Сердцем и Силой, о том, кто из них важнее: «Тебе дано открывать людям тайны природы, жизни, души… ты владеешь тайнами бытия обоих миров… путями к сокровищам…».
    В более зрелом возрасте, будучи отцом семейства, заботясь об образовании своих детей, Абай и сам продолжил самообразование.
    Он снова стал зачитываться книгами из Семипалатинской городской библиотеки имени Гоголя, став  одним из первых читателей – казахов.
    Вот как описан эпизод посещения Абаем библиотеки в романе М.Ауэзова «Путь Абая»: «Библиотекарь, скромно одетый старик с острой седенькой бородкой и морщинистым лицом, приветливо встретил Абая как старого знакомого. Недалеко от входа за столом сидел чиновник с пышными кудрявыми волосами и лихо закрученными усиками. Он поглядывал масляными глазками на свою соседку, нарядно одетую молодую женщину, видимо, даже здесь, в библиотеке, продолжая свое ухаживание.
    Едва Абай вошел, как он указал ей на него и довольно громко, с явным расчетом на то, чтобы остроту его услышали остальные, процедил сквозь зубы: «Удивительно… с каких пор в Гоголевскую библиотеку стали  пускать верблюдов!».
    Кое-кто из молодых читателей, подняв глаза и увидев казаха в широком степном чапане, фыркнул. Женщина нахмурила брови  и залилась краской,  укоризненно взглянув на остряка. Абай резко повернул голову, но, поборов мгновенную вспышку гнева, спокойно ответил: «А почему бы не зайти сюда верблюду, господин чиновник, если здесь уже сидит осел?» На этот раз рассмеялись все».
    Здесь же, в Гоголевской библиотеке, произошла очень важная встреча Абая с политическим ссыльным Михаэлисом, который стал для Абая «лоцманом в книжном море». В этой же библиотеке Абай познакомился с другими представителями русской интеллигенции, сосланными в казахскую степь за их политические взгляды: С.С.Гроссом и А.В.Леонтьевым. Для них Абай стал авторитетом в области степного права, реформы Судебного кодекса Степи. С его помощью  ими была написана книга «Материалы для изучения юридических обычаев казахов».
    Ну а для самого Абая открылся новый мир – мир русской литературы, мир, который Абай постарался открыть и для своего народа. Будучи человеком вселенского гуманистического мировоззрения, Абай считал своей целью просвещение народа. Он видел несколько путей этого процесса и один результат – счастье и благосостояние народа. Русскую литературу он считал проводником тех идей, которые будут способствовать просвещению народа.
    Об увлечении Абая чтением свидетельствуют многочисленные страницы романа М.О.Ауэзова «Путь Абая»
    Обращение Абая к русской литературе нельзя считать случайным. Ведь что-то заставило когда-то юного степняка изучить русский язык за три месяца! Что-то он увидел в жизни русских семипалатинцев, чего не хватало ему среди родных просторов. Он видел тупик, в который ведут его народ. Он не может с этим смириться и хочет найти выход на дорогу прогресса. Его он видит прежде всего в просвещении. Нельзя замыкаться, надо перенимать все хорошее, чего достигло человечество.
    Абай писал: «Мне радостно, что я не только сын казаха, но и сын всего человечества».
    М.О.Ауэзов, признанный знаток Абая, так определил формулу истоков творчества поэта:
    казахский фольклор   +
    восточная поэзия        +
    русская литература,    +
    через нее европейская.

     Две трети этой формулы завоеваны только в  самостоятельном упорном чтении, в самообразовании, единственным путеводителем в котором были книги.
    Итак, роль русской литературы в жизни и творчестве Абая.
    Конечно, сначала очаровала его как читателя лирика Пушкина.
    Абай писал: «Произведения Пушкина стали для меня медовым напитком». Пушкин – первый русский автор, которого Абай прочел свободно в оригинале  и захотел, чтобы его творчеством насладились земляки.   
    Жизненный путь великого казахского поэта отмечен двумя характерными чертами: во-первых, постоянным стремлением к самостоятельному накоплению знаний и, во-вторых, их использованием в  интересах своего народа.
    Переводы стихов Пушкина для Абая были не только просветительским долгом, но и потребностью души.
    «Пушкин стал таким близким, несмотря на то, что явился из другого мира, изъяснялся на другом языке, а отнесся к нему приветливо, как родной. Двойник его в огорчениях и грусти, он, разгадав его душу, как бы говорил ему: «И ты своими мыслями подобен мне!» (М.Ауэзов. «Путь Абая»). Те же проблемы, та же боль за истерзанный народ, тот же мучительный поиск путей к народному счастью.
    Абай не просто переводит произведения Пушкина, но и старается сделать его близким казахскому читателю, а точнее, слушателю. Выбор произведений для перевода говорит о стремлении Абая передать не только пушкинские мысли и чувства, но и свои собственные.
    Преждевременная старость души героя романа Пушкина Онегина перерастает в тему изломанной, искалеченной души – «беглец своей эпохи» — тема, близкая самому Абаю.
    Он подбирает слова, которые могут тронуть душу читателя. Например, у Абая Онегин обращается к Татьяне:

    Ты спелое яблоко на дереве.
    Я сейчас не смог его взять.

    Узнав о создании П.И.Чайковским оперы «Евгений Онегин», Абай создает песенный вариант писем Татьяны и Онегина.
    Искренняя, скромная Татьяна пришлась по душе не только Абаю (она напоминала ему возлюбленную Тогжан), но и его землякам, которые  пели и хранили ее песни–письма, как драгоценности.
    Мужество и грусть одиночества роднят души Абая и Лермонтова. Он выбирает для перевода «Исповедь», «Еврейскую мелодию», «Не верь себе», «Кинжал», «Выхожу один я на дорогу», «И скучно и грустно», «Молитвы», «Думу» , «Дары Терека», «Утес», «Вечер» и др.
    В творчестве Лермонтова Абая привлекало общечеловеческое. Понять русского поэта Абаю помогли статьи  В.Г.Белинского. Сохраняя дух подлинника, Абай  позволил отступления и вольный перевод. Наиболее близкими к текстам Лермонтова оказались обличительные стихи и стихи о поэте и творчестве.
    Во II половине 90-х годов XIX века Абай выразил свое отношение к теме поэта  и народа в стихотворении  «У человека бывают такие мгновения» (1896 г.), написанном по мотивам лермонтовского произведения «Журналист, читатель и писатель». Выбор  этого стихотворения не случаен: позиция Абая наиболее близка взглядам великого русского поэта, однако его произведение носит оригинальный характер.

    Душа моя унижена…
    Душа скорбит и мается
    Изменою твоей,
    И немотой терзается
    Язык мой, верный ей  
    …….…………………………
    Глубь суждений, цвет слов,
    Чтоб вы сделали тут?
    Вас под пламенный кров
    Не зовут, не зовут!
    ………………………………..
    Удлиняются тени…
    По какой-то неведомой воле,
    Всем надеждам земным вопреки
    Я отменными зёрнами поле
    Засевал…
    А росли сорняки

    Критический реализм русской литературы  послужил Абаю в 90-е годы широкой платформой для его сатирических произведений и лирики на современные темы. Абай выступает, прежде всего обличителем невежд. Это не всегда необразованные глупцы. «Умные» невежды, приспособленцы,  еще страшнее. Они провоцируют выборные беспорядки, раздоры, междоусобицу.
    Не зря Абай называет себя учеником  М.Е.Салтыкова-Щедрина и Л.Толстого. Он использует прием саморазоблачения в сатирическом  стихотворении «Вот волостным я стал».
    «Многое он переосмысливал по-своему, излагал мысли афористично,  близко казахскому менталитету, на доступном…языке», — пишет Г.Бельгер.
    Особую популярность завоевали поэтические переводы басен
    И. Крылова, близкие казахским народным сказкам о животных. Абай сумел донести тонкую иронию, колорит народной мудрости, найти достойный эквивалент каждому слову в казахском языке.
    К европейской поэзии Абай пришел через переводы М.Ю.Лермонтова.  Он познакомился сам   и познакомил свой народ с поэзией  Гете, Байрона, Мицкевича и др.
    Исследователь творчества Абая  М.Ученик приводит интересный факт, связанный с переводами: «Русский политический ссыльный Константин Леонтьев, встречаясь с Абаем в семипалатинской  библиотеке, спросил однажды поэта:
    — Скажите откровенно, дорогой Абай, вы действительно заинтересовались английским поэтом Джорджем Гордоном Байроном?  Вы переводите его стихи?
    — С помощью Лермонтова, — любезно и скромно ответил собеседник Леонтьева. — У Михаила Юрьевича есть великолепный перевод из «Еврейских мелодий» лорда Байрона «Моя душа темна». Наша  степь, как  песню пушкинской Татьяны,  должна узнать исповедь Лермонтова, оставленную ему лордом Байроном.
    Мало было перевести на родной язык мировые шедевры. Надо было сделать так, чтобы люди приобщились к этой сокровищнице.
    Во многом педагогические воззрения Абая соприкасаются с мыслями Л.Толстого о просвещении и воспитании народа. Помог ему и опыт его дяди — Халилоллы Ускембаева, офицера, выпускника Омского кадетского корпуса, который пересказывал произведения русской и западной литературы своим землякам. Рассказы эти были столь популярны, что, записанные от руки по-арабски, стали «бестселлером».

    Абай привлекает лучших рассказчиков к распространению в степи в устной форме шедевров русской, европейской и восточной литературы. Так подружил он казахов с тремя мушкетерами, Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном, Лейлой и Меджнуном, Шехерезадой и королевой Марго.

    Знанье в мудрости книг 
    Вдохновенных живет…
    Кто упорством берет,
    Непременно найдет.

    «Ребенок рождается на свет с тягой к познаниям. Не раскрыв для себя видимых и невидимых тайн вселенной, не объяснив всего себе, человеку не стать человеком» (YII слово «Назиданий»).
    С  горечью осознает Абай, что родители не заинтересованы в образовании своих детей, а если и отдают их в школу, то только затем, чтобы дети их  сделали  карьеру,  получили должность.
                                                    
    Читать по-русски и писать
    Хотели бы ребята,
    А учат просьбы лишь одни
    Строчить витиевато.
    Им ложь иль  правда – все равно,
    Платили бы богато,
    Они не будут голодать,
    Коль брат пойдет на брата
       
    Пусты их души, но горды, —
    Кому ж помогут их труды,
    Коль знаний маловато?

    О Щедрине и о Толстом
    Не слышали, куда там!
    Стать каждый хочет толмачом
    А то и адвокатом
    (из стихотворения «В приютской школе»)
                               
    Их мирок не широк,
    Не встревожен мечтой.
    Не вошли в тот мирок
    Ни Щедрин, ни Толстой.

    Он призывает молодежь:

    Учись, учись упорно,
    Склонись над книгой – только в ней
    Отыщешь правды зерна.

    В ученье не жалей труда –
    И смелый светлый путь тогда
    Откроешь прозорливо!

    Абай очень строг к себе, считая, что
                                                                 
    К наукам я холоден в юности был,
    Их пользу я видел, но смысла не знал
    По зрелости лет потянулся я к ним
    Увы, ухватить их я суть опоздал.

    Учись в свое время – другим бы я стал
    Бестолково учась, я жизнь прозевал.

    Полузнайка – я мнил себя мудрецом
    И заносчиво ждал наград и похвал.
    Я отсталых мечтал за собою вести
    А они меня сами сбили с пути.
    Я – один, а наглых невежд не сочтешь,
    И нелепые шутки ныне в чести.

    Так пишет о себе человек, чьи «Слова назидания» сравнивают с «Нравственными письмами к Луцилию» Сенеки, «Письмами к сыну» Честерфильда. То, к чему пришла западноевропейская философия в результате веков, Абай открыл и донес до своих читателей в течении нескольких десятилетий.
    Современные исследователи проводят множество параллелей между Абаем и другими великими мыслителями-философами. Ключ к философии Абая – любовь к человеку и природе, путь самопознания.
    Великолепен его афоризм о космической беспредельности: «Мир – океан, время – ветры, которые гонят волны поколений, волны вдребезги разбивают друг друга, меняют друг друга, исчезают, а океан остается без изменений!». Но чтобы каждому поколению познать себя, необходимы знания.
    Благодаря этому стремлению Абай сам прошел длинный путь самообразования.
    Одна надежда у Абая на молодежь:

    Но сына послал в медресе не за тем,
    Чтоб службу служил и чины получал.
    И сам я стремился возвысить свой ум
    И равных себе в красноречье не знал.
    Но труд мой не ценят в народе…

    Такая печаль и горечь в этих словах!  К счастью, горький прогноз Абая не оправдался.
    Г.Бельгер назвал Абая современником своих потомков, а М.О.Ауэзов — «полноводной рекой».
    «Зерна разума и добра, брошенные рукой поэта, казалось бы, даже в безнадежную скрягу – почву, ныне дают щедрые свои всходы. И Абай, пережив свою эпоху, теперь уверенно продолжает свою духовную и нравственную жизнь с нами» (А.Нурпеисов, 1971г. ).
    Все большее расстояние отделяет нас от Абая. Вот уже отмечено 160-летие. Но, как ни странно, «он (по словам Халела Карпыка) как бы движется во времени, опережая его».
    На торжественном заседании, посвященном 150-летию Абая, Федерико Майор, генеральный директор ЮНЕСКО, назвал поэта человеком, в котором гений казахского народа нашел «свое полное воплощение,… который расчистил потомкам тропу для их будущего,… оставил след, по которому проложена дорога прогресса для любимого и любящего народа – казахов. Абай, будучи пророком, предвидел многие из фундаментальных идей ЮНЕСКО и ООН».
    Таким образом, знания и книги были для Абая средством раскрепощения огромных потенциальных возможностей человека, ключом к человеческому прогрессу.

    Н.М. Корецкая
    /ГРДБ им. С. Бегалина/

    Категория: Год Пушкина в Казахстане | Добавил: almatylit (20.10.2007)
    Просмотров: 3835 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]