Суббота
20.07.2019
17:30
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 399
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » Поэзия

    И. Иверская. Стихи

    Благодарение

     

    Во-первых, за слово, за строчку,

    За яркие блики в судьбе,

    За тайну зачатий порочных

    Спасибо, Создатель, тебе

     

    За ворох открытых улыбок,

    Мелькание памятных дат,

    За груз исправимых ошибок,

    Невосполнимых утрат.

     

    За запах горчайшей полыни,

    За радость – всегда через край,

    За грех многодневный унынья,

    За этот сиреневый край.

     

    За кратость прекрасных мгновений,

    Непрочность сцеплений земных,

    За тайну недружеских мнений

    Спасибо тебе, во-вторых.

     

    За труд дармовой, но усердный,

    За лишний кусок и пятак…

    А в-третьих, прости, Милосердный,

    За все, что сложилось не так.

     

    * * *

    Изменчивой судьбы расчетливый удар

    Привел меня вчера под своды богадельни,

    Хрустели позвонки под тяжестью стыда,

    Всю меру ощутив и вес его удельный.

     

    Незрячий музыкант, конфузливый певец,

    Достигнув высших сфер, где преподобный

                                                          Сергий,

    Свели все к одному – начало и конец,

    И примирили всех в избытке милосердья.

     

    Скрипел и чуть дышал истерзанный паркет,

    Чей вытертый узор до слез меня растрогал.

    Вопросов было – тьма, но был один ответ,

    Он короток, как вздох: минувшего не трогай.

     

     

    * * *

     

    Не занимать уклончивой сноровки

    Владелице одежки без прикрас,

    Но головы был поворот неловкий

    На вызов колдовских каких-то глаз.

     

    Прошита взглядом долгим и опасным

    Короткой вспышкой давешних обид.

    От  тесноты на все уже согласных

    И гласных – так обманчиво знобит.

     

    Затих на время хлопотливый дом –

    Он стушевался от житейских пятен.

    Всех перемен мне умысел понятен

    Сплошным обвалом сердца и умом.

     

    Сухих рыданий сдержанный поток

    Буравит точку выхода в затылке.

    Под золотым околышком бутылки

    Крепчал последний праздничный глоток.

     

     

    * * *

     

    Я смотрю с суеверной опаской,

    Как в теснине клокочет река,

    Обжигаюсь под сдержанной лаской,

    Трепещу в твоих кротких руках.

     

    Станет куколка бабочкой-жрицей

    В этом храме эфирных полей:

    Сколько можно бесплотно томиться

    В золотой хризалиде своей?

     

    Прежний мир ей то узок, то тесен,

    Будто платье с чужого плеча.

    Я не знаю пока твоих песен,

    Но вселенскую слышу печаль.

     

    В родовом твоем горном ауле,

    Где в ложбинах пасутся стада,

    Будут сосны стоять в карауле,

    Будут травы стелиться к ногам.

     

    Эти тайны священной харизмы,

    Эти токи восточной крови…

    Почему так полны укоризны

    Чуть раскосые очи твои?

    Почему горячи и так дики

    Твоего аргамака глаза?..

    Надвигается Пост мой Великий,

    Но проходит твоя Ураза…

     

     

    В дороге

     

    Ни во веки веков, ни отныне

    Не найти утешающих слов,

    Семена слишком дикой полыни

    Далеко по степи разнесло.

     

    Все пугали столбы верстовые,

    Отмеряя свой путь в никуда,

    Все мелькали холмы вековые,

    Бесприютных курганов гряда.

     

     

    Я не помню, что было со мною,

    Будто воздух тоскою был пьян,

    А где сходятся небо с землею,

    Чахли там конопля да бурьян.

    Даже ветры сквозные не студят

    Раскаленную чашу зрачка.

    Замыкалось степное безлюдье

    Одинокой молитвой сверчка.

     

    Что так рано и быстро светает?

    Почему я в дороге одна?

    Что ж ты, коршун, так низко летаешь,

    Даже черная грудка видна?..

     

     

    * * *

    Забылось слово. Буквы по одной,

    Раздельно жили. А хотелось – слитно,

    И мифов домотканое рядно

    Еще хранилось, как кумранский свиток.

     

    Свербили сколки прожитого дня,

    Сомнений корча и рассудка малость,

    Когда над бездной ты пронес меня

    Так, что следов на тверди не осталось.

     

    Откладывая дело на потом,

    Отмерил пядь подобранному слову,

    Чтоб я  нашла себя, свой сад и дом,

    И всех, кто озаботился под кровом.

     

    И я нашла. И ожили цветы,

    Вобрали свет, и цвет уже набрали.

    Зачем меня неверием пугали,

    И заслоняли образы святых?

     

    Познания тяжелые плоды

    Вот также тянут ветви древа книзу,

    Но я вошла за темные кулисы,

    Не отличая зла от доброты.

     

    Дышали в спину древние соблазны,

    Колебля чашу между «за» и «против»,

    И подо мной клубилась протоплазма

    Из тьмы и света, хаоса и плоти.

     

    * * *

    Не открывай мне горькой правды,

    Позволь на все закрыть глаза,

    И так прибьет небесным градом

    Оживший к осени мой сад.

     

    Не зароняй во мне надежды,

    Не заслоняй меня собой.

    Мне также трудно выбрать между

    Твоей и собственной судьбой.

     

    Не уходи в разгаре лета,

    Когда все краски на виду,

    В сезон дождей я незаметно

    Под этот шум сама уйду.

     

    * * *

    Не ведая броду, я бросилась в воду,

    Смотала денечки в клубочки недель.

    Вдруг слышу: колеблет планету, погоду,

    И курсы валюты, и совесть людей.

     

    Позвали на пир меня. Что вы? Не стоит,

    Наступит похмелье. И как ни крути,

    Но мной обретенное чувство шестое

    Равняется всем предыдущим пяти.

     

    Теперь-то я знаю, как трудится сердце,

    Когда уже, кажется, дух изнемог.

    Я только не знаю, на что опереться,

    Когда уплывает земля из-под ног.

     

    Мой род был великим – я родом из детства,

    Где все понарошку, и зла не таят.

    Я только не знаю, куда же мне деться,

    Когда переполнится чаша моя?

     

     

    Категория: Поэзия | Добавил: almatylit (20.10.2007)
    Просмотров: 1304 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]