Суббота
20.07.2019
17:31
Категории раздела
Любимый город мой [9]
Год Пушкина в Казахстане [14]
Год Пушкина в Казахстане. Год Абая в России
Во имя жизни [6]
Великая Отечественная война
Юбилеи [7]
Наши гости [4]
Поэзия [104]
Проза [36]
Наше наследие [7]
Встречи [1]
Эссе [30]
Переводы [4]
Сказки [5]
Миниатюры [3]
Astroliber [1]
Слово редактора [3]
Исторический калейдоскоп [2]
Песни об Алматы [18]
Поэзия: гости об Алматы [22]
Публикации в прессе [22]
Год русского языка [3]
Перышко [1]
Публицистика [3]
Зеленый портфель [2]
О нас пишут [1]
Вход на сайт

Поиск
Наш опрос
Какому источнику информации Вы доверяете?
Всего ответов: 399
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Сайт учителей русского языка и литературы Казахстана
    Главная » Статьи » Альманах "Литературная Алма-Ата" » Поэзия

    Ф. Байгельдинов

    Нашли ль меня в листе капустном,
    Принес ли аист — всё равно.
    Мне от того сегодня грустно,
    Что это было так давно.

    Дни промелькнули за окном,
    Как кадры старого кино,
    Отснятые без дублей и без пробы,
    Где каждый кадр неповторим…
    Мы зло, не ведая, творим,
    Теряя дни с рожденья и до гроба.

    Здесь важен год, мгновенье, час,
    Здесь всё бывает только раз
    От первой от пелёнки.
    О, если б знать, каков запас
    Неснятой киноплёнки!
                        12 января 1987 г.

    АСТРАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД

    Я изнутри себя, из дали дальней,
    Как из глубокой и сырой норы
    Гляжу с тоской смертельной и астральной
    На звёздные и грозные миры.

    Там, на пределе моего сознанья,
    Словно из тёмных, непонятных снов,
    Вдруг возникает образ Мирозданья
    Из линий, пятен, музыки и слов.
                     
    И сердце снова стынет от предчувствий
    Каких-то неизведанных пространств.
    Необъясним наукой и искусством
    Мой сладостный и жутковатый транс.

    И вот уже далёких сфер круженье
    Умом и сердцем я постичь хочу.
    Подхваченный волной воображенья,
    Преодолев земное притяженье,
    Пылинкой в бездну звёздную лечу.
                                  
    Лечу, ликуя, не боясь возмездий,
    Безмерностью и Вечностью пьянясь…
    Не ведая, что кто-то из созвездий
    С тоской такой же смотрит на меня
       12 февраля 1990 г.                                                                   
                         
    МОЛИТВА

    Храни, Господь, от лжи и суеты,
    От зависти, от чёрного злорадства.
    Спаси меня от жалкой нищеты,
    Обереги от алчного богатства.


    Храни меня, Господь, от жён блудливых,
    От ненадёжных рук друзей пугливых,
    От лживых президентов и вождей
    (Как от кислотных пагубных дождей),
    От ненасытной жадности властей,
    От липких сплетен и дурных вестей,
    От хитростей прохвостов всех мастей,
    От наглости непрошеных гостей,
    От низменных губительных страстей,
    От лютой озлоблённости людей,
    От ужаса насильственных смертей,
    От злой неблагодарности детей…

    Но если чаши той не миновать,
    Дай силы, чтобы противостоять
    Тому, на что способен повлиять;
    И научи с терпеньем принимать,
    Что не смогу исправить, поменять;
    И разум дай, чтоб ясно понимать:
    Одно как от другого отличать!
    Дай трудное умение прощать:
    Не бить, не притеснять, не запрещать,
    Но помогать, беречь и защищать;
    И доброты даруй мне, чтобы
    Не возлелеять в сердце злобы,
    И выдержки — чтоб не заверещать!

    Когда ж в конце оставшихся годин
    Я буду предан и совсем один, —
    Не отвернись, прошу, и не покинь!
                                                   Аминь!                                        
                          Март, 1998 г.

    ЖИЗНЬ – ОЖЕРЕЛЬЕ…

    Жизнь — ожерелье дней, минут, мгновений,
    Нанизанных на ниточку Судьбы,
    Протянутой от прошлых поколений
    Из далей дальних, из холодной Тьмы.

    Да, в этой жизни всякое бывает:
    Никем не предсказуем жребий твой,
    И нить Судьбы то вдруг ослабевает,
    А то - звенит упругой тетивой.

    По жизни шёл размашисто и смело,
    И по теченью не старался плыть,
    Но только отчего ж так ослабела
    Моей Судьбы натянутая нить?

    Неужто в гонке дней немилосердных
    Настигли и меня, в конце концов,
    Предательство и месть рабов усердных
    И ненависть чиновных подлецов?

    Грядущее мне видится нечётким,
    И, может быть, оставшиеся дни
    Мне суждено перебирать, как чётки,
    Покуда не рассыплются они?
    Но дай мне, Боже, силы, разум, смелость!
    Струну Судьбы возьму я в руки сам
    И натяну! Да так,  чтобы запела
    На зависть холуям и подлецам!…

    …А впрочем, может, всё идёт как надо?
    Пора ж понять хотя б на склоне лет,
    Что Истина всю жизнь витала рядом,
    А всё другое – суета сует!!!      
    Январь, 1988 г.

    * * *

    Как часто мы несправедливы
    К отцам и матерям своим
    И в гонке жизни суетливой
    Не воздаём при жизни им.
    И только после их ухода,
    Предчувствуя и свой черёд,
    В тоске бессильной, безысходной
    Мы горький пожинаем плод!
                                                              
    1999 г.

    * * *
    На приспущенных ресницах
    Ходит радуги туман,
    Может, явь, а может, снится,
    Но по комнате струится
    И клубится, и слоится
    Заколдованный дурман.

    Тихо стонут половицы,
    Вскрикнул жалобно диван,
    И, согнувшись пополам,
    Чьи-то тени по углам
    Затаились, выжидая…
    …Неожиданно пугая,
    Кто-то быстро промелькнул
    Отражением в трельяже.
    И печально, и протяжно
    Занавесками вздохнул...

    За окном опять тревожит
    Ветер хвою на сосне,
    Дождь остатки снега гложет,
    Видно день пошел к весне...
    Синеглазая, быть может,
    Вновь придёт ко мне во сне.
    Февраль, 1996 г.

              
    МОЛЧАТ В НОЧИ КАРАГАЧИ

    Из детских снов моих, быть может,
    Пришёл тревожный дух ночей,
    Где месяц, как багровый ножик,
    Грозится из карагачей.

    Где сердце бьётся глухо, гулко,
    В ущелье тесном переулка.
    О чём-то страшном, небывалом
    Молчат враждебные дувалы.
    Где кто-то там, в халате чёрном
    К стволу шершавому приник,
    И в чьём-то пересохшем горле
    Забился, захлебнувшись, крик.
    И кто во тьме, скользнув проворно,
    Растаял, словно призрак, вмиг?..
    И вновь невнятно и упорно
    Бормочет в тишине арык…

    Поднялся серп над плоской крышей...
    — Замри, не то тебя услышат!
    Стой, затаись, не закричи!..
    Молчат в ночи карагачи...
    15 января 1993 г.
    ПЕРЕПЕЛА

    Не спится мне сегодня отчего-то,
    И я иду один за край села.
    Ушли-уплыли тяготы-заботы,
    И ночь меня за плечи обняла.

    Трава от рос тяжёлых полегла,
    Взошла звезда над дальним перелеском,
    И звонко бьют во ржи перепела,
    И сердце вторит им ответной песней.

    И радости сродни перепелиной,
    Она, с травой и звёздами в ладу,
    Сливается в Гармонии единой
    В великую симфонию одну!

    Природа многозвучна, многолика,
    Но только нам дано богатство слова,
    И этот Дар бесценен и весом;
    Из слов простых слагается молитва,
    И из глубин своих шепчу я снова:
    Спасибо, Тебе, Господи, за всё!
    За ярких звёзд чарующую россыпь,
    За эту ночь, что в поле увела,
    За мирный сон уставшего села,
    За запах трав ночных медоворосных,
    За всё, о чём поют перепела!

    НЕ ОТВЕРГАЙ

    Не отвергай меня с порога,
    Не изгибай с досады бровь,
    И не суди меня так строго.
    Меня, принесшего любовь.

    Избавься от пустых капризов
    И беспричинно не гневись,
    А опустив ресницы книзу,
    Ты вдруг лукаво улыбнись.

    Раскройся мне цветком душистым,
    Прекрасной влагой нежных губ.
    Ковром упругим и пушистым
    Стелись под лаской чутких рук.
     
    В волнах любви моей безбрежной,
     Свергаясь вниз, взмывая ввысь,
    Ты, под напором бури нежной,
    Тугою веткой изогнись.
    Чтоб, обессилевши в истоме,
    Не слыша тела своего,
    Затем забыться в сладкой дрёме
    И ничего не чуять, кроме
    Биенья сердца моего…

    Потом, проснувшись, Недотрога,
    В томлении сладком потянись,
    Засмейся, вспомнив то, как строго
    Вчера смотрела сверху вниз,
    И как с досады гнула бровь,
    Как чуть не прогнала с порога
    Меня, принесшего Любовь!
    Сентябрь, 1997 г.

                       
    РАБЫ НЕ МЫ
    Оле Шиленко

    Пусть нас (монад) бесчисленное множество,
    Но не имеем права быть ничтожеством,
    И быть рабом угодливо-ничтожным,
    Как говорится, нам  созданьям Божьим,
    Ну, вроде как бы, и не очень гоже!
    И я не раб Господень, нет, не раб…

    Рабы всегда коварны и ленивы,
    Трусливы, лживы, подлы, нерадивы.
    Поскольку страх – основа сути рабства,
    Не может страх родить ни чувства братства,
    Ни бескорыстия, ни искренней любви
    И зиждется на боли и крови.
    А кто завистлив, злобен и коварен,
    Как правило, бесплоден и бездарен.

    Нет, я не раб Всевышнему, не раб!
    Но я строитель, каменщик, прораб,
    И быть рабом не может созидатель,
    Чтоб строить Мирозданье, как Создатель.
    Биенье сердца, мыслей ток и чувства
    Перу доверив, кисти и резцу,
    Я счастлив ощутить через Искусство
    Всю радость приобщения к Творцу.

    И не земным властителям лукавым
    Трудом и помыслами радостно служу,
    А лишь ЕМУ не ради мзды и славы
    Служу и всей душой принадлежу.
    И тем горжусь и мыслью дорожу,
    Что я не раб!..

    Нет, не рабы Всевышнему нужны,
    ЕМУ творцы — соратники важны!
    Сентябрь, 2005 г.

    Категория: Поэзия | Добавил: almatylit (21.10.2007)
    Просмотров: 1364 | Рейтинг: 4.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]